Китай 2008 - прозаические миниатюры

Николенька, ты просил!
Апрель - май, весна... Нормальный примерно 15-часовой перелёт до Пекина с, увы, почившей в бозе компанией "Аэросвит", с перерывом на три с половиной часа в Киеве, где за это время мы выучили наизусть крошечный аэропорт (его фамилия - Борисполь) и выпили столько кофе, что он из ушей закапал...
(Слава Б-гу, на обратном пути перерыв был часов на 9 и мы купили транзитные украинские визы, право погулять по Киеву и экскурсию по городу - но об этом потом.)
В Пекине поражало всё - колоссальные десяткоподъездные много-многоэтажки, каждая могла бы вместить целый городок, (одна - со сквозным квадратным проёмом на уровне примерно с 7-го по 15-й этажи, в который пролетел небольшой самолёт, с какой целью - неясно),  широчайшие чистые улицы, вежливые и приветливые люди, одетые очень опрятно, и даже если одежда выцвела и пережила и первую, и вторую молодость, выглядела она "только-что-из-под-утюга".
Мой спутник (по Китаю и тогда - по жизни) в детстве прожил пару лет в стране и рассказывал удивительные вещи, например, что китайцы для постирать свитер распускали его, стирали пряжу, а потом вязали заново...
Завершая прачечную тему, не могу не рассказать, как они "сохнут бельё". Из-под окна из стены дома почти параллельно земле торчит большая тонкая квадратная металлическая рама, на которую, как шампуры на мангал, кладутся длинные бамбуковые палки, продетые в рукава рубашек либо в штанину брюк, так что рубашки висят, раскрывая объятия, а штаны - боком...
Гидом нашим был дяденька из турагенства, ранее катавший народ в Таиланд, что отражалось в текстах типа "в моей группе были старик-отец со взрослой дочерью, так на обратном пути она его пугала, что всё маме о его подвигах с тамошними девушками расскажет...". Историю и географию Китая он знал похуже нас, путал реки Хуанхэ и Хуан-Пу, а когда переводил с адаптированного английского рассказы местного гида, отважно перевирал то, чего недопонял, развлекая нашу четвёрку - мы познакомились и сдружились с изумительными ребятами, супружеской парой из Хайфы.  Во время прогулки в большом красивом парке, окружающем плакучими ивами живописное озеро с колоритными лодками-драконами, наш гид потерялся, и мы всей группой искали его, чуть не опоздав на поезд...
Парки Китая - это отдельная песня, они бывают крошечными, как прихожая в московской "хрущёвке", и громадными, как ЦПКиО, но в любом - прудик, ручеёк, ирисы, зелень, место для медитации, в больших - множество дорожек и тропок, бамбук с корабельные сосны величиной... В солидных парках на полянах резвятся пенсионеры: кто играет в разновидность бадминтона, кто пляшет под разную музыку (просто ставят магнитофон на лужайке), кто занимается гимнастикой, а кто с малышами-внуками окружают надувной бассейн с крошечными рыбками, которых малыши пытаются ловить удочками, а на наших глазах раздосадованный неудачами карапуз просто залез, сопя, в бассейн и стал ловить рыбёшку ручонками...
Мы были на чайной плантации, сами собрали по нескольку чайных листиков, смотрели, как их сушат в сковородках типа вока (потомках бронзовых шлемов чингисханова войска), пили чай, разливаемый из длинноносых чайников с расстояния больше метра, в домике у пруда с фонтаном в виде большого чайника.
На фабрике шёлка видели, как в струе воды разматывают коконы шелкопряда, а коконы, в которых два червяка вместе напутывают нити до невозможности их размотать, просто растягивают в тончайшие слои паутины и складывают один на другой, изготавливая знаменитые шёлковые одеяла, потолще - зимние, потоньше - демисезонные, тонкие - летние, невесомые и тёплые. Сначала я фыркнула было, но, проведя ночь в гостинице под таким одеялом, отказалась улетать без него...
Наш тур проходил по многим городам - так что продолжение воспоследует.

Пекин

Изумительная прохлада,  редкие слепые дождики, под ярким солнцем - соседство модерна с пёстрыми пагодами, толпы прохожих и туристов,   добираемся до площади по фамилии Тяньаньмэнь (Врата Небесного Спокойствия ), её размеры  подавляют, мы – как букашки на полигоне,  но бодро топаем к Вратам - главному входу в Запретный город, арке, над которой висит портрет товарища Мао.
Кстати или нет –
Что значит настоящий культ личности, понимаешь, узнав, что множество женщин,  одаренных Его любовью и, как следствие, сифилисом, наотрез отказывались лечиться, гордо оберегая «подарок» Великого Кормчего!
Дворцовый комплекс – крупнейший в мире,  с тысячами дворцов, павильонов, беседок, водоёмов, ухоженные сады великолепны, разнообразны – насколько позволяет фэн-шуй … Множество пионов – огромных, пышных, белоснежных и ярко-розовых , их прекрасно выращивал садовник Пу И, он же - последний император Китая и Маньчжоу-Го, Айсин Гёро Пу И.
В ворота в 10-метровой пурпурной стене,  за ними ещё двое ворот, (и этим путём даже императорские жёны проходили во дворец  только единожды – в церемонии бракосочетания – и навсегда, а входя в другие, менее почётные ворота, их надо преодолеть пять), через ров под названием Золотая вода,  по мраморному  мосту со скульптурами – к официальному, Внешнему дворцу, ярко-красному, со множеством императорских  драконов  из камня или металла и иной скульптуры, причем с великолепно выполненной гигантской черепахой соседствуют  седжи и прочие монстры, приносящие счастье, и какие-то замысловатые котлы и мощные курильницы…
И везде толпы народу, воистину вавилонское столпотворение и смешение языков.
Внешний дворец переполнен  коллекциями древностей, живописи, каллиграфии, книг, бронзы, императорских облачений и украшений.
Здесь -  залы Верховной гармонии, Полной… и Сохранения – той же гармонии, в отличие от внутреннего дворца, где залы -  Небесной чистоты, Мира, Спокойствия…    Там жили жёны, наложницы, дети  и многочисленный обслуживающий персонал (прикиньте количество, если только поваров было 6000, евнухов – 70, а любимый евнух императрицы, чтоб её порадовать, выбирал и привязывал к своему телу молодого мужчину).
«А вот императорский Трон, - важно изрёк наш гид, - стоит на самом главном меридиане!»  В ответ на вопросы о том, что это за меридиан такой, мы услышали только обиженное сопение. Он слышал звон, но не знал, что город разделяет восьмикилометровая ось, в центре которой  находится Трон,  и звание Главного Меридиана осталось за дяденькой на весь тур…
   

Летний дворец императрицы Цыси.

О ней. Пробившись во дворец наложницей 5-го, низшего ранга, разочаровав императора при знакомстве, 17-18-летняя дочь бедных маньчжурских дворян не пала духом, долго училась петь и танцевать, тратила карманные деньги на… проституток, которым платила за уроки техники секса, подкупала прислугу –
и добилась того, чтоб император услышал её пение,  взошёл к ней на ложе…и женился.
Родила ли Цыси сына,  подхватила ли ребёнка как-то очень кстати умершей в родах наложницы императора  – Б-г весть, но вскоре император, упав в воду, заболел и помер. Вдова получила   власть, деньги (вот предназначенные на строительство флота суммы она и спустила на летний дворец и большущую мраморную ладью, на которой любила обедать!), свободу – сиречь, разврат, опиум, кровопролитные конфликты, убийства.  Странно  умер сын и наследник престола, а его беременную жену Цыси изощрёнными издевательствами довела до самоубийства, причём за лёгкую смерть вырезали бы всю семью бедняжки, и ей пришлось прекратить есть и умереть от голода (это считалось не так уж и самоубийством). Резвилась старушка до преклонных лет, развалила династию – и империю, пожалуй, тоже, а умерла от инсульта, но очень похожего на передоз…
Чуть не забыла: Летний дворец!
Вдоль  живописного озера в зелёном парке тянется галерея Чанлан,  это занесённый в книгу Гиннесса самый длинный в мире расписанный коридор, он длиннее 700 метров, там то ли 8000 картин, то ли 14000 картин на 8000 сюжетов...Люблю, но путаю...
В парке дюжина примерно дворцов, павильонов и храмов, фамилии впечатляют: Храм Сияния добродетели, Храм Море мудрости и разума (никак не меньше!)
Дворец человеколюбия и долголетия, Дворец заоблачных высей, неподалёку – зал Добродетелей и гармонии и – хоть одно человеческое название, ура! - павильон орхидей. Но - без цветов, может, отдыхали...
Места для прогулок восхитительны – если погода не подкузьмит…
Нагулявшись по истории страны, мы посетили Минские могилы, красивую нежно-шелковистую от молодой зелени деревьев аллею с колоссальными скульптурами, где мне удалось вскарабкаться на какого-то монстра верхом и повисеть на древнем каменном верблюде.
А потом нам показали фокус под названием клуазоне,  по-тутошнему - «цзинтай-лань»,  это имя императора, при котором в 15-м веке возникло искусство перегородчатой эмали, + «синий», так как древние (пальцы сводит писать такое!) толкли в краску сапфиры…
Расцветало искусство около 200 лет.
Заводишко кустарный,  медные плошки, на которые напаивают перегородками контуры рисунка, несколько работниц с кисточками и баночками эмали тюкают кисточками, как мозаику собирают. А потом это шлифуется – и перед вами ваза или шкатулка размером от «больше меня» - порядка 2-х метров – до крошечки на пару таблеток, и всё в ярких орнаментах либо экзотических цветах (а можно хоть портрет на боку горшка заказать), и всё расчерчено золотистыми штрихами!
Заговорилась я, а ведь ещё на паровозе в Сиянь ехать – в древнюю столицу Китая...
Смотреть на терракотовую армию, хоть меня и тянуло, если честно, больше в Сычуань, к пандам! Может, потому, что своими чёрными кругами вокруг глаз панда словно взывает к нам: «Не пейте столько!»…

Китай - продолжение номер раз, Сиянь

Из Пекина мы, едва не опоздав на паровоз, пока отыскали в парке заплутавшего в трёх ивах гида, поехали до Сияня - посмотреть на терракотовую армию.
Поезд из старых ГДР-овских вагонов поражал чистотой, белизной белья, разовыми тапочками в купе, туалетами, где на дверях каждого висел портрет унитаза: либо привычного изделия из санитарного фаянса, либо - вспомните молодость и вокзальные сортиры, господа! - белого поддона в полу с выступающими с двух сторон от дырки для слива мощными "следами" для ног.
Лирическое отступление.
Тема туалетов должна быть дораскрыта.
В одном симпатичном кафе вечером я обратилась "по  нужде" к официантке, девушка привела меня в комнатушку метр-на-полтора, стены в кафеле, в углу стоит старая облупившаяся труба с вентильным древним краником, под которым дырочка в полу... Я вытаращила глаза, она в них заглянула, кивнула понимающе и бегом выдернула меня на улицу, которую мы резво пересекли вскачь между летящими машинами, затащила в какой-то тёмный переулок между высокими глухими заборами и редкими кустами, по которым устрашающе скользили тени, и через 3 минуты бега подтолкнула на ступеньки, ведущие к двери в глухой стене, там хоть свет из щели был, так что я отважно потопала вверх и вошла... Вообразите длинную комнату, справа вереницей - с десяток торчащих из стены металлических щитов (стенками кабинок-без-дверей), между которыми - пресловутые поддоны со "следами", я представила себе как, проходя до свободного гнезда, жители города кланяются на каждом метре: "Здрасьте!" "Здрасьте!" и как им в ответ важно кивают восседающие на корточках сограждане...
Доехали с комфортом, небольшой для громадной страны Сиянь, древняя столица империи, напомнил о преходящей мирской славе своим совершенно заброшенным видом провинциального городишки.
Терракотовая армия. Снимки этой грандиозной находки растиражированы предостаточно для представления о ней, но, опустившись в раскоп, мы опешили от размаха, с которым готовилось воскрешение - длиннющие ряды глиняных солдат уходили вдаль, ярко демонстрируя законы перспективы, по возвышающимся краям раскопа вдоль перил можно было обойти всю отрытую и открытую громадную часть армии, а в отдельных "аквариумах" за стёклами застыли бойцы, наносящие и блокирующие удары, конники, лошади, запряженные в повозки - зрелище впечатляющее! Одинаковых лиц (даже при том, что может показаться, что все древние китайцы на одно лицо) не было, оружие, причёски, одежда - все детали отработаны чётко, достоверно и разнообразно, очевидно, слепки с каждого из тогдашних солдат выполнялись тщательно и аккуратно.

Китай - продолжение номер два, Чжоучжуан, Шанхай

Китайская Венеция - совсем иная, каналы сравнительно узкие, тенистые, вместо гондол - широкие и плоские деревянные лодки с синими тентами или без, но всегда с веслом в заду, а на всех участках суши - интересные садики или просто деревья непонятно откуда выросли и машут ветками между крышами домиков...
На самом старте 19-го века построили буддийские монахи храм процветания,  и возник вокруг древней пагоды храма город, стоящий и живущий и поныне над мутно-коричневой водой. Эта же вода идёт на хозяйственные нужды, в ней стирают, ею моют всё... Из воды то разрозненно, то сплошной стеной поднимаются одно-, редко двухэтажные домики из камня, на которых кое-где заплатками смотрятся деревянные стенки. Окошки с частым переплётом рам выглядят зарешеченными, у некоторых домов есть крылечки, выходящие из воды несколькими ступенями, а есть домА, к обшарпанным дверям которых от воды на высоту от метра до полутора ведут торчащие из каменной кладки наискосок один над другим бруски камня толщиной со среднее полено и длиной 30 - 40 см - своеобразные ступеньки.
Через каналы переброшены древние горбатые мостики, а более современный и ровно тёсанный серокаменно пролегает зигзагами - так морочат головы злым духам.
В старом городе есть не только мощеные камнем площадь и улицы, но и крошечный, нарядный в цвету и очень интересно спланированный парк, часто и густо - множество пагод с харчевнями и сувенирными лавками, пестрота, толчея, давка, и всем очень весело! Через длинный красивый каменный мост можно попасть в новостройки - аккуратные невысокие дома, однотипные и малоинтересные.
А в полутора - двух часах езды (совсем рядом по тамошним меркам), во время которой видишь аккуратные поля и цветные и нарядные, как новенькие, коттеджики земледельцев - Шанхай.
Храм Нефритового Будды с очень милым каменным загорелым толстячком, сидящим весь в рубинах, и лежащим неподалёку ещё одним круглолицым симпатягой, в изумрудах и рубинах и тоже  ни разу не зелёным (он из белого камня, спо-окойный такой, а чё ему, он тоже три тонны весит...), больше похож на музей - коллекции картин, фарфора, я ходила, разинув рот...
Город - громаднейший, колоритный и яркий, 25 миллионов жителей, множество из которых остались безработными после перевода текстильной промышленности во Вьетнам, где рабочие руки дешевле. Нас предупреждали, что садиться в такси не стоит - рабочие подались в таксисты, а сумасшедшие многоуровневые развязки, так красиво разноцветно подсвеченные ночами, не только выглядят чем-то космически-фантастическим, но и завести незнающего человека могут почти в космос, откуда обратно до гостиницы ой, далеко!
Старая набережная Бунд - настоящий музей архитектуры 19 - начала 20 веков, с удивительно сочетающимися зданиями разнообразнейших стилей (там и классицизм, и готика, и барокко с ренессансом, и ещё чего я не знаю) - в честь 1 Мая сияла иллюминацией, по её каменной стене бежали строки золотых иероглифов на красном фоне, сменяясь рисунком сапфирово-синих волн, вид с реки Хуанпу был необычайно красив, на небоскрёбах разворачивались и сменяли одна другую огромные и потрясающе яркие картины салюта, цветов, какие-то тексты (дацзыбао, наверное*-))...
О том, что знаменитая шанхайская телебашня называется "жемчужиной Востока", я прочитала в путеводителе, а мне она больше напомнила изысканную верхушку новогодней ёлки, сияющую и переливающуюся серебряно-розово-фиолетовым...
Тогда же, 1 Мая 2008 года, в Китае изменилось отношение к курению, и если раньше курили везде, особенно рекомендуя народу местные сигареты, в честь нашей встречи во множестве общественных мест просто запретили курение напрочь, огорчив нас весьма...

китайский эпилог

Завершая истории путешествия по удивительно приятной стране, не могу не вспомнить пару забавных эпизодов. Мы сдружились с чудесной супружеской парой и вечерами с удовольствием собирались вчетвером за лёгким и приятным местным вином. Мой тогдашний муж пил очень редко и гомеопатическими дозами, а тут - по бокалу ежевечерне! И однажды, засыпая, я услышала сонное бормотание: "Ах, Нелличка, миленькая, как хочется сказать тебе что-то ласковое, массажик сделать... но всё никак не выходит - то я пьян, то бежать куда-то надо..."
Гостиницы и рестораны во всех городах радовали чистотой, приветливым персоналом, норовящим похлопать тебя по плечу, что мы расценивали как знаки приязни, пока однажды муж не рассказал кому-то из китайцев, что жил в стране в детстве и видел близко Мао, а его первый зам (имя не воспроизведу) гладил его по головке... Никто после этого рассказа, вопреки моим ожиданиям и их бурным восторгам, его пальцем не коснулся. Когда я спросила, почему - оказалось, что по китайским канонам хлопание по плечам унижает...
Отдельная песня - маринованные огурцы, в местном исполнении натуральный компот из этих милых овощей, я моталась по Пекину в поисках любимой закуси и, чудом обнаружив нормальный продукт, прихватила банку с собой в продолжение вояжа... В местном аэропорту у нас забрали всё - зубную пасту, дезодоранты, шампуни, кремы, духи, дама в погонах с деревянным лицом твердила "нельзя" и грабила группу с упорством, достойным лучшего применения, дошёл черёд до моих огурцов... Тётка заявила, что с "жидкостью" меня в самолёт не пропустит, и я, открыв банку, торжественно слила маринад в какое-то ведро, закрыла банку, прижала её к груди и мимо опешивших стражников и туристов решительно двинулась на посадку. Вечером нам было вкусно!
Глядя в Пекине на сборную страны по баскетболу - двух-с-лишним-метровых ребятишек - я обрела надежду найти своему ребёнку джинсы и отправилась по магазинам. Продавцы, уловив "длина - 120 см", предлагали мне со смехом что-то детское, пока до них не доходило, что это длина не ребёнка, а ребёнкиной ноги - тут-то китайцы, в большинстве своём "дышавшие нам в пупок" (низкорослые), начинали всхлипывать...
И ещё о покупках: в Шанхае я попыталась найти сувенирчик - корову для своей коллекции, что было проблемой в стране, где о сих животных веками не имели представления. Мне помогали друзья - программист и алгоритмистка, а муж, способный хоть что-то наикать на "мандарине" (общедоступном упрощённом разговорном наречии), отправился в местную мечеть (очень милые люди, доброжелательный имам...), а китайцы по-английски - как мы по-китайски, так что мы напрасно мычали, делали рога и даже общими усилиями попробовали нарисовать корову... Портрет жуткого рогатого квадратноголового монстра с хвостом с кисточкой и ногами враскоряку, вызвавший священный ужас хозяев магазинчиков и дикий хохот авторского коллектива, долго хранился у нас и был превосходным антидепрессантом.

Источник: Стихи.ру

Автор: Нелли Липкина
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив