Тёщин язык

Длиннющий, в несколько километров, изобилующий крутыми поворотами подъём среди местных шоферов получивший прозвище «Тёщин язык», заслуженно пользовался у них, немногочисленных в ту пору автолюбителей и заезжих дальнобойщиков исключительно дурной славой.

Летом слабенькие моторы Зилков и Газончиков там дружно закипали, а зимою нередко вообще подняться было невозможно, покуда нерасторопное начальство районного ДРСУ не пришлёт «посыпалку» с солёным песком. В середине 70-х Тёщин язык печально прославился ещё и тем, что именно на этом участке трассы вдруг стали необъяснимым образом пропадать грузы из проходящих по нему машин.

Поначалу грешили на самих шоферов: пломба сорвана, а в кузове не хватает нескольких тюков с одеждой, или упаковок с обувью, или мешков сахара — в ту пору всё имело немалую цену — что ж тут неясного? Однако водители дружно клялись, что товар не брали, и на последней остановке проверяли пломбы. Руководство автохозяйств и грузовладельцы, хотя в этом и не признавались, верили им, поскольку прекрасно знали, что любому опытному водителю известно множество ловких способов стащить что-то из своего фургона, оставив пломбу совершенно целёхонькой. Да и тот факт, что все пропажи обнаруживались именно после преодоления Тёщиного языка, наводил на определённые мысли.

Тайна раскрылась сама собой. Ничего загадочного, тем более, мистического, в этой истории не оказалось. Просто банда ловких корешков, в местной блатной среде известных, как «зятьки» именно по причине, что «работали» они на Тёщином языке, вскрывали фуры прямо на ходу, пользуясь тем, что скорость машин на затяжном подъёме была крайне малой, а водителям на узкой дороге с частыми крутыми поворотами было не до того, чтобы глядеть в зеркала.


Схема была предельно проста: один из «зятьков» запрыгивал на отбойник или просто повисал на запоре ворот, срывал замок и распахивал воротину, затем с подскочившим подельником на бегу, а то и просто идя быстрым шагом, не торопясь вытаскивали из заднего ряда упаковки с товаром и передавали трём другим членам шайки. Те утаскивали хабар за придорожные кусты и возвращались за новой ношей.

Возможно, долго ещё они «чистили» бы вынужденных тащиться по проклятому серпантину дальнобойщиков, если бы не роковая случайность. В один прекрасный (но отнюдь не для «зятьков») день по Тёщиному языку медленно пробиралась гружёная под завязку Алка.* Тащившая её старенькая Шкода выбивалась из сил, и на одном из самых крутых участков подъёма её можно было легко обогнать неторопливым шагом. Главарь привычно рванул ручку запора, и… был буквально катапультирован воротиной, стремительно распахнувшейся под бешеным напором тринадцати тонн огромных астраханских арбузов!**

…На скамье подсудимых оказались лишь трое из пятерых «зятьков» — невероятно удачно приземлившийся в густой кустарник мастер беспарашютного спорта и два «носильщика», не успевших выбраться на дорогу. Раздавленные всмятку трупы двоих других приехавшие на место происшествия гаишники долго разыскивали среди растянувшегося на добрые три сотни метров алого арбузного крошева.

6-7.09.17г, Заозерье
___________________________________________________

* Алка (ALKA) — полуприцеп-рефрижератор чехословацкого производства, весьма популярный в СССР в 70–80-е годы.

** В те далёкие времена очень многие грузы даже на дальние расстояния возили просто навалом, без тары.
__________________________________________________

История записана по мотивам подлинных событий, произошедших в 1975 году на участке дороги Углич — Ростов (Ярославская область)
Источник: Стихи.ру

Автор: Николай Орехов Курлович
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив