Сила традиции

Рыжая занималась важным делом, требующим сосредоточения всех сил - выводила на борту вертолёта золотого льва в белом круге с зелёной окантовкой. С вертолётами, в отличие от танков, отношения у неё всегда были хорошие. С танками не складывалось в основном потому что на её стороне их обычно не бывало. А вот возможность их наличия у противника приходилось рассматривать всегда, на всякий случай.


Теперь надо было рассматривать и другую возможность.
"Сила традиции - в непрерывности," - опять думала Кэрол. Обеспечивал ли этот лев, не являющийся официальным опознавательным знаком ВВС, эту самую непрерывность? Можно ли вообще говорить о "традиционности" того, что просуществовало каких-то пятнадцать лет? Или, может, лучше было бы вообще не привязываться ни к какому прошлому, начать всё с чистого листа? "Большинство начинаний в любом случае придётся с чистого листа запускать," - ответила она самой себе, - "а вот делать это лучше под тем флагом, который уже стоял против "прогрессивного сообщества". Они своё историческое название опозорили гораздо сильнее, чем мы своё". Так же, как опозорили демократию те, кто бездумно вверял свои права принятия решений и ответственность за них кому попало. На первых порах же можно было вернуть меритократию, пока тихое большинство из буша будет воспитывать нужные качества. А вооружённые силы останутся вне политики, гарантируя, однако, что свергнуть это правительство не удастся.

Главное было - продержаться. Конечно, не до момента радостного признания международным цирком уродцев. До того, как грохнут заряды, подводимые под фундамент этого цирка. А потом можно будет подавать пример. Главное - продержаться, и показать, что пример правильный. И тащить, тащить на свою сторону всех, кого можно.
Воображение даже начало рисовать не просто современную технику, а разработанную и произведённую на собственных предприятиях. Такую, которая сможет войти в историю. "И в идею продолжения традиции это вполне вписывается", - весело подумала Кэрол, вспомнив броневики и машины разминирования. Если тогда могли...

Но это будет позже. А в более близкой перспективе она возникнет перед камерой корреспондентов, вдохновенно вещающих о "государственном перевороте силами иностранных наёмников" и скажет, улыбаясь:
- Вы ошибаетесь в оценке ситуации. Большинство моих коллег родилось здесь, или так или иначе происходит отсюда. И делаем мы это по идейным соображениям. Так что это можно назвать народным восстанием...

2.

В аэропорту сержанту бросилась в глаза такая картина - "Боинг-767" перекрашивали, даже не загоняя в ангар. Нет, всё-таки не совсем перекрашивали. Замазывали часть названия авиалинии. Похоже, руководство решило оперативно прогнуться, почуяв, что всё всерьёз. Официально, конечно, вопрос названия государства пока оставался открытым, но что-то подсказывало, что даже компромиссное двойное "имя" не пройдёт.
"Борт номер один", - хмыкнул про себя Салливан, подходя к вертолёту, который Рыжая уже успела затребовать в личное пользование. Ну что же, разъезжать по стране на штурмовике с тридцатимиллиметровкой - это солиднее, чем на...
Тут ход мысли прервался, потому что до сержанта дошло, что Кэрол в этот момент дрыхнет в десантном отделении, растянувшись на скамейке. Хотя, вроде бы, что странного? Заработался человек, вот и прилёг в свободное время. И всё же что-то в этом такое было...

Салливан присел в проёме люка. Краем глаза заметил, что к стенке кабины прислонена винтовка. Конечно, FAL. Конечно, в зелёных пятнах. Традиционно. Наверное, производства DS Arms. Хорошая штука...
Тут Рыжая, не иначе, почуяв чьё-то присутствие, заворочалась, зевнула, и села. А на сержанта набежало желание подурковать.
- С добрым утром, фельдмаршал! - приветствовал он девушку идиотским тоном.
- А не пошёл бы ты.. в кусты, а? - отмахнулась та, - фу ты чёрт. Сморило что-то.
- Ты управление освоить пыталась, или перекрашивать у всех на виду хотела? То-то я и смотрю - уже подхватили почин, - Салливан кивнул в сторону "Боинга". Кэрол отвечать ничего не стала, но в указанном направлении посмотрела и даже кивнула, явно одобрительно.
- Запомни уже - ничего не поменялось, я - частный военный советник. Такой у меня статус... И, говоря о статусе, что планируешь делать после завершения контракта? Продлеваешь, возвращаешься к себе, официально зачисляешься в силы безопасности? Насчёт последнего - обещаю помочь с выдвижением на пост Сержант-Майора сухопутных войск. Специально для тебя учредим!
- Это ты обо мне так печёшься, или об армии? - хмыкнул сержант, - не, а почему сама-то не возьмёшься? Действительно так в лом присягу давать? Даже родине?
Последние слова у него вырвались так внезапно, и произнесены были таким голосом, что за последующую секунду сержант успел заметить что-то, проскочившее в глазах Локхарт, и представить, как неудачные слова запихивают в него обратно. Прикладом. Но Кэрол только почесала макушку и хохотнула.
- Не хочу... не могу привязываться, - объяснила она. - недолюбливаю Че Гевару, но ему вон тоже после победы на острове не сиделось.
- Ты же в Аризоне жила? - спросил почему-то Салливан. Кэрол кивнула.
- Кстати, машину бы надо привезти, - протянула она, - стволы-то я при первой возможности...

Узнать, как именно Кэрол протащила вооружение, и когда вообще ей подворачивалась "первая возможность" Том не успел. "Частному военному советнику" сообщили, что в секторе "Харрикейн" (ещё одна милая традиция) задержали группу бандитов. Ни повстанцами, ни даже террористами их называть не хотелось - для первого определения они были жидковаты, для второго - мелковаты. Кэрол тут же решила присутствовать лично, и мигом нарисовавшиеся пилоты подняли вертушку в воздух.

- Что, без тебя бы не расстреляли? - недоумевал сержант. - или лично крокодилам скормить хочешь?
- Крокодилам - оно хорошо, конечно, - пожала плечами Рыжая, - но... пока для запугивания хватит виселицы с Бобом. Хорошо бы, чтобы труп всегда свежий был, но где ж столько клонов найти? А этих надо, конечно, к когтю. Но небезнадёжных надо перетащить. А вот главарям я такую чимуренгу устрою, что у них яйца схлопнутся. Хорошо, что их пока нет, да?

На обочине дороги притулилась продырявленная очередями "Тойота", в кювете догорал подбитый из гранатомёта пикап.
- Это называется "задержали", Роджер? - язвительно поинтересовалась Кэрол у белого советника, возглавлявшего отряд негров в форме Сил Безопасности.
- Ну не "ликвидировали" же, мэм, - ответил тот, - они первые начали, хотели засаду устроить, но и того же не сумели. А те, что в кювете - очень не хотели сдаваться и пытались уйти.
- Хорошо, - кивнула Кэрол, - задержанных сюда.
Связанных и уже для острастки поколоченных пленных немедленно приволокли пред зелёные очи. Рыжая стала задавать им какие-то вопросы на неизвестном Салливану языке, послушала ответы...
- Отлично. Этих вот заберу с собой, грузите в вертушку. А вот эти два... эти два...
Оним движением она выхватила из кобуры пистолет и прострелила "этим двум" головы.
- Можете скормить крокодилам. Хоть в Замбези, хоть в Лимпопо... Молодцы, возвращайтесь к выполнению.

На обратном пути Том, наконец, принял решение.
- Что ты говорила насчёт официального зачисления?
- А что, захотел остаться?
- Ну, возвращаться-то точно не хочется! Только скажи мне одну вещь. Те, кто не успел... ты никогда не считала, что они...
- Нет, - отрезала Кэрол, даже не дослушав, - если бы зря - здесь бы нас не было. И тех, кто хотел бы здесь быть - тоже...

3.

Заслуженные выходные Кэрол проводила в маленьком отеле рядом с озером. Валялась на берегу, иногда в задумчивости чертила на песке какие-то схемы, затирая их пяткой. Вспоминала истории о том, как когда-то давно около дороги, ведущей к аэродрому, жил добрый слон, имевший, однако, нехорошую привычку гоняться за проезжающими машинами.
Этот самый слон пришёл ей на ум, когда одним вечером её уведомили о предстоящем визите представителей какой-то правозащитной организации. К большому сожалению, представители эти уже находились в столице (Рыжая придерживалась точки зрения, гласившей, что подобных правозащитников лучше вообще в страну не пускать. И точка). Ещё хуже было следующее: нужна им была именно Кэрол. Какие-то жуткие нарушения чьих-то прав они рассчитывали повесить именно на военных советников. И Рыжая отлично поняла, почему. Кому-то очень умному захотелось изгадить процесс реорганизации сил безопасности. Ну, старые связи Кэрол терять не собиралась, и не сомневалась, что умника отыщут довольно быстро. Что нисколько не прибавляло ей желания встречаться с клоунами-правозащитниками. Генералу она передала телефонограмму, в которой объясняла, что никуда прибывать для встречи не собирается, и дорогие гости могут прибыть к ней сами. Генерал, в последнее время мечтавший исключительно том, чтобы тихо выйти в отставку и далее не отсвечивать, возражать не стал. Прикинув, сколько времени клоунам понадобится, чтобы разыскать её на аэродроме, Рыжая решила, что успеет подготовить план экскурсии, в ходе которой правозащитники откроют для себя много нового. Особенно Кэрол горело вывезти их на места крушений бортов 825 и 827, с небольшой лекцией о защите прав погибших и добитых после падения самолёта пассажиров. А после этого можно было продемонстрировать гостям и знаменитые природные достопримечательности. Там, где много крокодилов... Она ещё раз вспомнила о слоне и вообразила, как было бы хорошо, если бы он напал на машину визитёров. А если бы кто-то из их охраны осмелился обороняться - раздули бы скандал о нарушении права слонов на затаптывание нерадивых водителей. А может, пошли бы слухи о том, что она сама дрессирует слонов-убийц...

В таком настроении Рыжая и отправилась к своему вертолёту. Прибыв на аэродром, тут же дала караульным вводные - охрану правозащитников, если такая обнаружится, оттеснить и на режимный объект не пускать. После этого прошла к пилотам.
- Сейчас комиссию катать будем, - сообщила она экипажу. - ты уж покатай так, чтоб у них на вид несущего винта условный рефлекс выработало.
- Это можно, - согласился лётчик. - а если они прямо там рефлексировать и начнут?
- Вот лично буду следить, чтобы мимо пакетов не промахивались, - твёрдо пообещала Кэрол. - пакеты-то есть? Как? А почему машина разукомплектована? Или они там и не положены? Ладно, разберёмся. Сейчас притащу что-нибудь.

Гостей на КПП рассортировали так хорошо, что до вертолёта добежало всего трое. Именно добежало - на режимный объект им не дали даже въехать. Во избежание того и этого. Вертушку к этому моменту уже завели. Борцов с мировой несправедливостью ощетинившийся стволами пушек и пулемётов штурмовик явно доверия не внушал. Ну а Рыжая, оглядев "борцов", пришла к выводу, что прислали ей самое последнее политкорректное отребье, которое в нормальных условиях в Африку на аркане не затащить.
- М... Мисс... Мэм... - начал старший, явно неуверенный в том, что знает, как Рыжую правильно называть. Кэрол махнула рукой и громко сказала, стараясь, чтобы турбины ничего не заглушали.
- Здравствуйте! Вы очень удачно подъехали, мне уже надо улетать. Предлагаю всё обсудить прямо в полёте. Прошу вас! - она распахнула дверь десантной кабины и замерла рядом с ней, повелительным жестом указывая внутрь. Гости неохотно и с опаской полезли внутрь.
- Прошу прощения, - сообщила Рыжая, когда вертолёт резко взмыл вверх, а затем задёргался. - пилот неопытный, машину ещё не освоил.
В доказательство слов аппарат снова затрясло.
- Итак, господа, - начала она через некоторое время, - чьи права вы собираетесь защищать? Чёрного большинства? Эти права не надо защищать, мы прекрасно защитим их сами. Это мы - за чёрное большинство. Мы будем их вытаскивать из того бедственного положения, в которое их вогнало то меньшинство, с которым мы будем бороться, не обращая никакого внимания на его расовую принадлежность. И поступать мы будем с ним по законам военного времени... Господа, вы меня внимательно слушаете? Если что, поищите вон там пакетики... Хм. Знаете, что? Я знаю место, где вы сможете прийти в чувство...

Вертолёт продолжал мчаться над рекой. Кэрол вдохновенно вещала что-то о стариках из краалей, потом, отвлекшись, уставилась в иллюминатор. Насмотревшись, перевела мечтательный взгляд на пассажиров.
- А вы знаете, - протянула она, пристально рассматривая зеленеющих гостей. - какие, там, в реке, крокодилы? Ну да, неоткуда вам знать... Простите. Итак. Я прошу объяснить мне, почему привлечение квалифицированных кадров - это "возрождение колониализма"?..

Наконец, вертолёт завис над водопадом. Кэрол радостно распахнула люк.
- Вот! Прошу насладиться уникальным видом одной из главных достопримечательностей, объекта всемирного наследия... Вы чувствуете, какой воздух?
"Проверяющих" почему-то всё это совершенно не воодушевило. Они постарались отодвинуться подальше от люка. В этот момент вертолёт начал потихоньку крениться...
- Спокойствие, - сказала Рыжая, быстро закрывая люк. - не забывайте о пакетах. Ну что же, мне надо облететь ещё несколько точек... вы составите мне компанию?
По лицам было понятно, что продолжения полёта не желает никто.
- Ну что же вы, господа, - укоризненно сказала Кэрол. - у вас ведь, кажется, были вопросы?
Вопросы, как оказалось, уже сами разрешились во время беседы.
- Тогда мы вас сейчас высадим, - обнадёжила она, - высадим, и вы сможете... Только... у вас же машина там осталась! Что же вы так непредусмотрительно. Ну ничего, мы вызовем. Кого-нибудь. Хоть на такси, а доберётесь!

Правозащитники покидали отсек чуть ли не втрое превышая скорость залезания внутрь. Кэрол высунулась из отсека, с брезгливым видом держа использованные пакеты.
- Это заберите, пожалуйста, - окликнула она "гостей". - по дороге в урну выбросите. Не везде же мне за вами убирать, в самом деле...

4.

Поймали Кэрол в тот момент, когда она, покинув здание, направлялась к своему красному "Мерседесу" (на котором все ещё красовался аризонский номер, частично уравновешенный наклейкой "RSR" на лобовом стекле).
- Простите пожалуйста, - обратился к ней какой-то прохожий. - это ведь вы - Рыжая?
Кэрол, уже вставляющая в замок ключ, подняла взгляд. вроде бы обычный парнишка, чёрный. Без оружия. А чего ему надо - чёрт разберёт...
- Я, - созналась она. - во всех смыслах. А вы... по какому вопросу?
- А я вас повсюду разыскиваю, а никто даже сказать толком ничего не может, - заторопился паренёк. - вот... понимаете, я - художник. И хотел бы, чтобы вы мне попозировали... для картины...
Рыжая опустила голову, пряча неуместную усмешку. И подбирая слова, которые почему-то не находились.
- Мне пару дней назад звонили, - начала она издалека. - оказалось - Джон Эдмонд, песню про меня хочет написать... Ну что мне, скромницу из себя изображать, что ли? Пусть поёт... кто знает, где эту песню потом слушать будут.
- Мой отец служил в RAR, потом в "Скаутах Селуса", - заговорил художник, - уехал в начале восьмидесятых, ну да вы понимаете. А вовсе не...
- Нет, что вы, что вы... - замахала Кэрол рукой, - я другого боялась, что тренд пошёл...

Тут к ним подошёл некто третий, собиравшийся было войти в дверь, но передумавший после того, как присмотрелся к беседующим. Подошёл и даже попытался отдать честь, но передумал и протянул руку. Пожав её, Рыжая сказала:"одну минуточку", попросила у просиявшего художника телефон, и села на капот, выражая готовность к тому, что быстро уехать ей не дадут.
- Роберт МакГрегор, - представился рыжеватый блондин с серыми глазами. - лейтенант Королевских ВВС в отставке.
- Очень приятно, - отозвалась Кэрол, не забыв отметить, что международный резонанс пошёл, очевидно, правильно. - только авиация, если что, не в моей компетенции, я даже не знаю, смогу ли чем-нибудь...
- А я и не прошу, - заявил, чуть ли не обиженно, МакГрегор. - просто узнал вас и хотел выразить благодарность. И признательность. Раз уж в своей стране пока ничего не изменить, буду пробовать там, где получается. Мой прадед, кстати, в Первую Мировую с африканцем воевал, так его уже тогда мысль посещала, что там британский дух уже сильнее, чем в метрополии...
- А где прадед воевал? - вдруг дёрнулась Рыжая.
- В небе, - хмыкнул МакГрегор. - командиром 139-го эскадрона.
- Вот это да, - тихо произнесла Кэрол. - так я же знаю того африканца. Он ещё там за Африку одному связисту морду набил, да? Это мой прадед, по материнской.
Поражённые совпадением, они немного помолчали.
- А на чём летали-то? - вдруг заинтересовалась Рыжая.
- На "Торнадо", - сообщил лётчик. - Ирак, Афганистан... Ливия.
- Ливия? - вскинула бровь Кэрол.
- Ливия, - подтвердил Роберт. - а что такое?
- Абсолютно ничего, - мотнула головой Кэрол. - всё правильно. Ну, "Торнадо" вот у нас нет и не предвидится...
- Ой, а я же вас, кажется, задерживаю, - спохватился лётчик.
- Ну что вы, это я вас, - улыбнулась Рыжая, - вам же обратно в лейтенанты пора, а мне так, сестру встретить надо. Вот, уломали таки переехать...

Кэрол умчалась в аэропорт, лётчик пошёл "обратно в лейтенанты". А картина вскоре появилась. Рыжая в спокойной, уверенной позе стояла на фоне моста через реку Саве, у ног её лежал гепард. В одной руке девушка крепко держала винтовку, упёртую прикладом в землю, но в другой - букет огненных лилий. А зелёные глаза видели будущее. Девушка на картине не надеялась на его осуществление - она о нём знала.
Назвали картину просто:"Rhodesia the beautiful, Rhodesia the brave".

5.

Подобраться к месту встречи - изгаженной придорожной забегаловке -удалось незамеченными. По-хорошему, заниматься этим должна была полиция, но Рыжую всё ещё не оставляли сомнения в уровне её подготовки. А здешние клиенты, судя по всему, эту подготовку где-то получали. Да и вообще, дело полиции - приходить с ордером и арестовывать, зачитывая права, зачем же заставлять их действовать... иным образом?

Пора было начинать. Охрана не могла состоять только из пары оглоедов, околачивавшихся возле постройки. Где-то были позиции неплохих стрелков. Укрепиться здесь негде, а вот по кустикам... Кэрол вскинула ФАЛ и, прильнув к четырехкратному "Вортексу", дала по два выстрела в "подозрительные" места. С другой стороны здания хлопнули, подняв серые облачка, гранаты. Оглоеды оказались настолько ошарашены внезапной атакой, что смогли отреагировать только неприцельной пальбой от бедра. Рыжая поймала ближайшего в перекрестье с красным кольцом вокруг центра и выстрелила. Увидев, как тело начинает оседать на землю, переключила внимание на окно, из которого кто-то уже отстреливался, и укатилась за камень. Нет, стреляли не из той комнаты, где собрались главари. В ту через окно уже прилетела "осветительно-дымовая", то есть снаряжённая белым фосфором, граната.
Рыжая выкатилась из-за камня, чтобы поставить завершающий штрих подствольником - в оконном проёме сверкнул огненный цветок, дым от разрыва поднялся до крыши.

Ну, по крайней мере, сопротивление прекратилось. Можно было заходить внутрь. По дороге Кэрол убедилась, что подстреленный доживает последние минуты, боец, заглянувший в кусты, жестом сообщил, что там - всё. Внутри, правда, обнаружились трое террористов, но они почли за лучшее бросить оружие и сдаться.
Комната главарей почему-то оказалась заперта изнутри. Кэрол злорадно усмехнулась, вообразив "восторг" от осознания ошибочности такого хода, и выбила дверь ногой. Решила, что комната ещё не до конца проветрилась, и обыском можно будет заняться позже.
 
Здание практически не пострадало, хотя повреждённый взрывом оконный проём разглядеть было можно - теперь Кэрол находила решение несколько поспешным. Впрочем, окно с кучей пулевых отметин рядом тоже бросалось бы в глаза. В любом случае, рискнуть было можно.
Нескольких чернокожих оставили на улице изображать охранников и приготовились... встречать. Живьём брать никого из "гостей" не планировалось.

Ещё Рыжая хотела воспользоваться случаем, чтобы испытать в боевых условиях новые зажигательные (из реактивных материалов) пули, которыми удалось набить целый 50-зарядный магазин. В подствольник она зарядила термобарическую гранату. На всякий случай.
Появились "гости" примерно через час, на трёх машинах. Причём машины - одна старая "Тойота" и два не менее пожилых "Ниссана" - были с местными номерами. Значит, через границу они переползли нелегально (ухитрились всё-таки), а транспорт им оставил кто-то из "всё ещё сочувствующих".

Замыкающая машина взорвалась первой. Кэрол тут же выстрелила в лобовое стекло - дважды, и ещё четыре раза - в радиатор, надеясь, что пули не пройдут выше двигателя. Вспышки, по крайней мере, на вид были не хуже, чем от "Мк211"...

После завершения операции, забираясь в вертолёт, Рыжая решила наведаться в это место через несколько дней. Чтобы, если никто не возьмётся за ремонт забегаловки, взорвать её к чёрту...

6.

Всё закончилось, не успев начаться. Выстрелы из-за каждого куста , разрывы гранат, появившиеся откуда-то вертолёты. Паркер посчитал самым лучшим выходом немедленную капитуляцию. Таковую немедленно приняли и бесцеремонно запихали Паркера в вертолёт, тут же снявшийся и вскоре прибывший в какой-то лагерь. Всё было неправильно. Его, во всяком случае, убеждали в том, что это они будут совершать налёты, приводя доказательства полного развала вражеских сил.
Нереалистичности происходящему добавляли противогазы какого-то футуристического вида, которые носили правительственные солдаты. Хорошо оснащённые и дисциплинированные бойцы там, где ничего такого и близко быть не должно.

Жизнь продолжалась. Пленных построили. Тип с какими-то сержантскими шевронами начал выкрикивать фамилии из списка. Вот  добрался и до Паркера. И в тот же самый момент офицер (это Паркер сообразил по большим звёздам на плечах), что изучал бумаги, повернулся к пленникам. Паркер, унылым тоном ответивший "здесь!" почувствовал, что смотрят на него. За тонированным забралом фильтрующей маски было сложно что-то разобрать, но ему показалось, что за ней сверкнули знакомые зелёные глаза. Не может быть. Хотя... почему не может? И почему это плохо? Вдруг это шанс? Однако ничего не произошло. Никто к нему не подошёл, ничего не уточнил...

С Рыжей он работал всего один раз. Подвернулось одно дельце в Южной Америке. Причём, иногда ему казалось, что это дельце "подвернули". Тогда он не обращал внимания, а уже потом осознал, что Рыжая к нему очень внимательно присматривалась. Результат, очевидно, её не устроил.
Что он о ней знал? То, что в её пистолете патроны калибра .45 Супер. Это она сама соизволила поведать. И имя. На остальное отвечала:"не о том спрашиваешь". Так что вскоре спрашивать Паркер прекратил. Зато сама она язвительные вопросы задавала часто, но и ответа не ждала. Что сильнее всего запомнилось? То, как они уходили от погони на драном "Вагонире". Пока он крутил баранку, Кэрол, схватив "Ремингтон", прокричала, что ей нужна дистаниция в десять метров, потребовала трясти поменьше, и полезла к задней двери. Ну, Паркер и дал преследователям подойти поближе. Кэрол вскинула ружьё, и быстро дала два выстрела в лобовое стекло. Туда, где сидел водитель, отправились по меньшей мере двадцать картечин. Машина преследователей тут же вильнула на обочину, и Паркер поддал газку...
Больше они не встречались, да. Рыжую он, очевидно, не устроил. А у него осталось смутное ощущение: активное общение с этой девицей в конце концовв приведёт ко влипанию во что-то очень крупное. Влипать он не хотел...

Когда миновал целый тревожный час, рядом с Паркером возник солдат, проводивший перекличку. А может, и не он - кто знает, что под этими намордниками.

- Следуй за мной, - приказал он.

- А что, что случилось? - заторопился Паркер.

- Полковник хочет тебя видеть, - снизошёл солдат.

Полковник. Когда успела? Если это она. Хотя... почему бы и нет, всё-таки, что он о ней знал?  А если не она - то с чего интерес именно к нему?
Груз свалился, как только Паркер оказался в палатке. Это была Рыжая. Теперь, когда на ней не было ни шлема и маски, ни бронежилета, сомнения отпали. Почти такая же, как и раньше. И вот тут облегчение начало потихоньку уходить, уступая место уже новой тревоге. Видеть старого знакомого она была не то, чтобы рада. Какой-то интерес во взгляде проскакивал, но и не более.

- Садись, - заговорила, наконец, женщина. - Ешь, если голоден.

На стол, накрытый для  приёма пищи, Паркер внимания сразу не обратил. Теперь - осторожно подошёл, сел на краешек стула и осторожно подтянул тарелку. Кэрол села с другой стороны, оседлав стул задом наперёд.

- А ты хорошо поднялась, я гляжу, аж полковником стала, - промычал Паркер с набитым ртом.

- Распоряжение вышло - частным военным советникам и иностранным добровольцам носить опознавательные знаки установленного образца. Одному делу служим, -  туманно пояснила женщина.

- А это откуда, - кивнул Паркер, решивший, что контакт установлен, на лежавший в сторонке шлем.

- Как откуда, - пожала плечами собеседница. - Я знаю тех, кто знает, где можно достать. Ну и... должен же кто-то технологии обкатывать, не всегда же в шортах бегать. Я так вообще отсутствие бороды компенсирую.

Паркер заржал, но тут же постарался смех удушить. Рыжая не смеялась.
- Ты в курсе переговоров в Лондоне? - спросила она так, как будто Паркер обязан был быть в курсе. Он в ответ помотал головой.

- Значит, не знаешь... а между тем, сообщают, что дело практически сделано. Возвращения Империи, конечно, не будет, но Содружество теперь явно изменится. Говорят, кстати, Гонконг хочет обратно...

- Это ты всё к чему? - спросил Паркер, действительно искренне не понимающий - к чему.

- Чтоб ты начал понимать - что здесь происходит и во что ты вляпался, - спокойно объяснила Кэрол.

Вот тут до Паркера начало доходить, что лучше бы его не узнали. Никакой помощью по старому знакомству тут и не пахло. Неистово захотелось что-нибудь наврать.
- Слушай... ну все же ошибаются! Всякое же бывает. Тем более, я же ничего ещё не сделал...

- Ну, что не сделал - это наша заслуга, - заметила Рыжая. - Что вот мне теперь с тобой сделать?

- А с теми чёрными ты тоже лично советуешься? - прошипел Паркер.

- А что чёрные? - удивилась Кэрол. - им автомат в зубы дали, они и пошли. А ты сам попросился. И насчёт "ничего не сделал" уточним.

- Да я только неделю как... прибыл! - завопил Паркер. - в курс толком войти не успел...

- Зато теперь вошёл. Значит, до выяснения будешь мариноваться в отстойнике. Потом - или расстреляем, или сдадим в аренду, на ферме батрачить. У чёрных хозяев.

- А...а сколько батрачить-то? - брякнул Паркер. Хотелось что-то гордо процедить, но по-настоящему важный вопрос озвучился сам.

- Сколько нужно. Потом - депортация...


7.

Очередной груз пришёл не транспортным самолётом на полевой аэродром в приграничной зоне, а по старинке - поездом в Бейтбридж.
Встречала его его лично Локхарт, сидящая на броне "Рателя" с 90-миллиметровой пушкой - машины не новой, но ещё вполне боеспособной.

- Эй, Бреннер! - крикнула она, заметив среди сопровождавших груз нужного человека. И помахала рукой на всякий случай. Соскользнула с брони, когда отставной полковник сил обороны ЮАР, ныне торговец оружием, подошёл к машине. Во время обмена рукопожатиями, Кэрол заметила, как взгляд отставника задержался на её нашивках. Две звезды и лев с бивнем.
- Распоряжение, - на всякий случай напомнила она. - носить опознавательные знаки установленного образца...

- Да брось ты, Кэрри, - хмыкнул пожилой мужчина. - будто я не знаю как ты тут детей революции гоняешь.

- Ну вот и отлично, - утвердительно кивнула Рыжая. - так, без тебя тут разгрузятся? Давай, съездим кое-куда... зараза, ну что это такое? Вот если найду...
Бреннер проследил за направлением её взгляда и понял, что внезапное возмущение вызвал другой "Ратель", на борту которого кто-то вывел "М35".

- А что такое? - спросил он, не вполне понимая ситуацию.

- Да... геймеров развелось! Ну, чёрт с ним. Медоеду насрать, даже если его обзывают "мако".

Она вскочила обратно на броню машины. Бреннер влез за ней. Небольшая колонна тронулась куда-то на северо-запад.
- С нашей территории мы их вычистили! - объясняла Кэрол на ходу. - ну и теперь всё, как раньше - мы здесь, а они из-за границы ползут. С севера и с запада.

- А восток сдался обратно Португалии? - поинтересовался Бреннер.

- А в Мапуту согласны. Мы им в знак добрых намерений кое-кого выдали...

- И хватило? - засомневался торговец.

- Да нет, конечно! - махнула рукой Рыжая. - но не я же переговоры вела, у меня своих дел - во! А потом, если что, на них из Лондона поднажмут...

- А на севере - не поднажмут?

- А там - нет! Потому что они уже сейчас бурлить начали! А вон туда, - она ткнула пальцем в сторону. - уже ООН гонят, чтобы мы борцов за независимость особо не гоняли, ну да это ты знаешь. А у этих борцов мы уже пару раз наёмников поймали, даже из Америки есть. Куда это годится?
Бреннер промолчал...

Наконец, колонна прибыла в какой-то затерявшийся в буше лагерь... В командирской палатке Кэрол вытащила откуда-то бутылку виски, со словами "угощайся" набулькала Бреннеру стакан, а сама плюхнулась в кресло.

- Ты понимаешь, что начинается? - спросила она, помолчав несколько минут. - почти как завещал Родс...
- Ну, Британия уже дано не та, - заметил Бреннер.

- Не та, - согласилась Рыжая. - ну так кто-то же должен её пинками из ямы выгнать. Зато Америку мы обратно не позовём. Но... если бы недовольными остались только дети революции.

Развивать мысль было излишне. Бреннер подозревал, что были и такие, кто поддерживал "Родезийский фронт" и аналогичные движения, надеясь, что они будут действовать в их интересах. И прекрасно воображал расстройство таких "попутчиков", когда им указали на дверь.
- Даже временно бросать... страшновато, - протянула словно бы про себя, Кэрол. - а на север, мне кажется, придётся скоро наступать.

- Куда это ты собралась - "временно бросать"-то? - поинтересовался торговец. Рыжая неожиданно заржала.
- А что тебя просили провезти, среди прочего, ты знаешь?

- Да ну? - не поверил Бреннер.

- Вот и "ну".

- И ты меня сюда тащила, затем, чтобы сказать то, что и там можно было?

- Наоборот! Там было нельзя, там у меня нечем тебя напоить было, - смеясь, объяснила Рыжая.

- Ну, раз так... - довольно протянул Бреннер...

8.

В лагерь Рыжая примчалась на собственном “Мерседесе”, решив, что так при данных обстоятельствах выйдет быстрее. К шлагбауму на КПП, впрочем, она подъехала уже медленно и торжественно.
На территории её дожидался, наматывая круги возле вертолёта, майор. Подойдя к машине Рыжей и дав ей время на вылезание, он объявил:
- Ситуация. На западе, ближе к границе, был лагерь научной экспедиции. Этнологи или экологи, чёрт их разберёт. Ездили сюда ещё при прежнем режиме.
Кэрол молча слушала, понимая, что всё нужное ей сообщат без дополнительных уточнений. Стоять на месте они не стали - направились к штабной машине.
- Их предупредили, что обстановка изменилась, и может быть опасно. Предложили охрану из армейцев и прямую связь. Они тактично послали и заявили, что неоколониализм не поддерживают.
В этом месте Рыжая позволила себе издевательски хмыкнуть.
- Для очистки совести маршрут авиапатруля проложили рядом с их лагерем. Теперь в лагере разгром и ни души. Следопыты вылетели, работают.
- Хорошо, - подвела итог Кэрол. - Теперь не подкопаются, если что. А то пойдёт хай, что у нас из под носа людей крадут, а мы и не шевелимся...

Долго ждать не пришлось - языка нашли и взяли. А ожидание вертолётов отличалось тем, что его время было вполне определённым. Кэрол вдруг подумала, что ей надо бы переодеться, потому что джинсы и кожаная куртка в обстановку не очень вписываются. Исчезнув на несколько минут, вернулась она в зелёной футболке и прожжённых шортах.

Три “Ирокеза” ещё не успели коснуться земли, а связанное тело уже вывалилось из люка. Рыжая посмотрела на пленника, подняла задумчивый взгляд на чёрного солдата, который его выпихнул. Махнула рукой со словами:”Подними этого каффра и следуй за мной”.

- ...сдать бы надо эту харю в INTAF, - “рассуждал” майор. - там его оформят, как положено, там у них следователи…
- Ну да, что ему здесь делать, - подхватила Рыжая, заметив, что пленный как будто перевёл дух. - пусть они с ним разбираются.
- Только времени у нас нет...
Пленник тут же увял.
- Знаешь, если ты будешь молчать там - кончится заключением медиков о том, что ты упал с лестницы и порвал мочевой пузырь, - обратилась к нему Кэрол. - а с нас таких отчётов требовать не будут. Понимаешь? Так что давай по-хорошему.
Схваченный злобно ухмыльнулся, собрав волю в кулак, и попытался плюнуть.
- Дело твоё, - развела руками Рыжая. - лишь бы работу осложнить...

Через некоторое время взмокший майор вышел наружу покурить. Поймав взгляд часового, решил объяснить:
- Заговорил, урод. Сейчас спасательную операцию думать будем… - он хотел было добавить “если не врёт”, но прислушался к происходящему внутри.
- ...ты думаешь, теперь всё? Ну нет, говно ты гиенье, если ты соврал - никакой пули в голову тебе не будет. Если соврал - над прудом с крокодилами тебя подвесим. В лучшем случае. Думаешь, ценности негритюда не знаем?..

Наконец, вышла и сама Кэрол. Шумно выдохнула и сказала, ни к кому не обращаясь:
- Кстати, о гиенах. Надо бы маску из головы сделать. Вроде бы в семидесятые помогало, я читала… Так! Майор, распорядись насчёт этой падали. И пойдём готовиться.
Вам оружие выдать, или…
- Ну, уж оружие-то у меня с собой, - отозвалась Кэрол, зачем-то подмигнув часовому. - мне без оружия нельзя...
- Разрешите обратиться, - подал голос солдат. Получив разрешение, спросил. - тяжело, наверное, так вот…
- А-а… Запомни, боец: когда есть есть уверенность в наличии информации и нет другого способа - приходится действовать вынужденно. Как врачу, который при родах не может спасти обоих...

Вертолёты высадили группу на некотором удалении от пещеры, так, чтобы бойцы имели возможность подкрасться незаметно. Террористы рассчитывали спокойно увести заложников за границу ещё до того, как о похищении станет известно, к атаке оказались не готовы.
Кэрол, присевшая в сторонке, смотрела, как учёных выводят наружу.
- Эй, мультикультуралисты! - вдруг крикнула она. - ну что, все культуры одинаково ценны, одна западная хуже всех? Или, может, хотите всё-таки кармический долг отработать?
Никто не издал ни звука…
Добавить комментарий

Оставить комментарий