Под акацией

Бывший лейтенант Королевских ВВС Роберт МакГрегор, ныне перебравшийся во реформируемые ВВС Родезии и получивший повышение, проводил свободное время на веранде кафе в Солсбери и ощущал себя вполне довольным жизнью. Полчаса назад ему позвонила Рыжая, и узнав местонахождение МакГрегора, пообещала подъехать. Против приятной компании красивой женщины возражать было решительно невозможно, хотя было не очень понятно, что ей вдруг вздумалось обсудить. Возможно, Кэрол опять решила сделать ему шикарное, с её точки зрения, предложение - переквалифицироваться в вертолётчики и стать пилотом того самого “персонального” “Хайнда”. Роберта, прекрасно понимавшего, какое ему доверие таким образом оказывают, на “летающую БМП” не тянуло абсолютно. Даже по наземным целям он был согласен работать только с истребителя, искренне радовался, когда “Торнадо” всё-таки получили, и при встречах долго язвил, припоминая “нет и не предвидится”, сказанное при первой встрече. “Так и не предвиделось же!” - отмахивалась со смехом Кэрол, ссылаясь на допустимые погрешности в прогнозах.


Вот, наконец, по улице проехал знакомый “Мерседес”. Роберт на всякий случай помахал рукой, ему в ответ погудели. А потом за его столик уселась весёлая и довольная Рыжая.
- Что случилось? - спросил МакГрегор после обмена приветствиями. - вертолётчикам повысили довольствие, и теперь...
- … и теперь я из вредности тебя уже ни за что туда не пущу! - радостно ответила Кэрол. - ой, знаешь, давай про наше сейчас не будем. Не хочу. Что-то и в город я давно не выбиралась, то на границе кукуем, а на отдых - на озеро…
- Что-то новенькое, - заметил Роберт. - ценности переоцениваешь?
- Больничный взяла, - ответила Кэрол.
Лётчик чуть не поперхнулся.
- Очень похоже, - оценил он состояние “небоеспособной”.
- Даже больше, чем тебе кажется, - ответила Рыжая. - на операцию ложусь. Экспериментальные процедуры по экспериментальным технологиям… в общем, могу загнуться от непредвиденных побочных эффектов и хочу успеть насладиться достигнутым.
- Да какая операция-то, объясни толком, - взволновался Роберт. - не аппендикс же резать, в самом деле! Не надо так.
- Ну... слышал что-нибудь о модификациях костного мозга? - сощурилась Кэрол. - для того, чтобы они производили эритроциты с… улучшенными характеристиками?
- Нет. А… на кой тебе это надо?
- Как на кой? - удивилась Рыжая. - с одной стороны, полевые испытания, с другой - повышение эффективности солдат.
- И где ты этих экспериментаторов… - начал Роберт, - это же… нельзя же так, а если чего…
- Во-первых, не я, во-вторых, можно, в третьих - ничего. Всё. Молчать. Поэтому и не хочу ни о чём нашем.

Помолчали. Затем Кэрол решила кое-что уточнить.
- А с чего ты вдруг разволновался? Я не в бухгалтерии работаю, риск так и так постоянный... Да у меня родители так бурно не реагировали.
МакГрегор молча улыбнулся. Секунду Рыжая размышляла, а потом вскочила.
- Так. Давай плати и поехали. Я точно знаю, что тебе нужно увидеть.

У машины МакГрегора вдруг посетило неуместно джентльменское желание предложить себя в качестве водителя, но он его подавил, прикинув последствия. И просто распахнул Рыжей дверь.

- О, а это что, "Хеллкэт"? - заинтересовался Роберт, проводив взглядом пронесшийся по шоссе полицейский "Додж". - откуда?
- Понятия не имею, - помотала головой Кэрол. - может, конфискат, а может, подарок сочувствующих. А что - много таких не надо - асфальта мало, а без перехватчиков как-то несолидно уже...
- Так куда едем? - напомнил Роберт. - неужели такой сюрприз?
- Вот именно! - хмыкнула Рыжая. - пока, если хочешь, можешь документацию почитать, в бардачке лежит.
Документацию лётчик просмотрел, застрял на "использовании изменённых РНК для ввода новых генов в клетки" и решил, что с этим всё понятно.
Потом Кэрол вдруг начала рассказывать какую-то невероятную историю из жизни, о которой "почти никому" не говорила, но Роберт слушал её, не особенно вникая в содержание. Каким-то образом этот "ввод новых генов" вызвал у него ассоциации со всем происходящим, и он вновь ощутил себя пионером, пришедшим на прародину человечества, чтобы дать ей новый толчок развития.

- ...выхожу с севера, разворачиваюсь на 180 градусов, прохожу по прямой около ста метров, а там, где должен быть КПП... - продолжала тем временем свою потрясающую байку Рыжая. Но узнать, что же такое оказалось на этом месте, МакГрегору было не суждено - машина съехала с асфальта и Кэрол заверила его, что дорасскажет как-нибудь потом.
А Роберту стало уже и не до глубоких мыслей - он во все глаза смотрел на окружающее. На юге из-за горизонта вставали горы, рыжую землю по обе стороны дороги то и дело скрывали заросли жёлтых цветов и колючие кусты. За кустами почему-то очень хотелось увидеть какого-нибудь леопарда.

И, наконец, миновав деревеньку, они подъехали к брошенной ферме.

- Вот! - объявила Кэрол, заглушив двигатель. - вылезай, приехали.
Роберт вылез наружу, но от комментариев воздержался.
- Смотри, вон акация! - ткнула его в бок Рыжая, показывая на раскидистое дерево у остатков изгороди. - конечно, это не та же самая, они так долго не живут...
Помолчала немного, оглядываясь.
- Это была ферма Арбутнотов. Мои деды и бабки со стороны мамы. Потом - дети революции, крах экономики... А теперь... теперь я не знаю, что дальше. Скот мы разводить уже вряд ли станем... Но я с детства хотела тут побывать. Увидеть. Нет, не отнятое достояние, конечно. Здесь мой прадед в четырнадцать лет застрелил льва-людоеда.
И МакГрегор понял.
- Вот это да,
- Ага, - закивала Кэрол. - так... вон где-то там жили работники... там они и нашли... ухо, кажется.
- "Они?" - уточнил Роберт.
- Ага, "они". Прадед дружил с одним старым негром, вместе они на льва и пошли. Негр с ассегаем и прадед со старой "Мартини-Генри". Втайне от всех. Вот так.
От примерного местонахождения хижин работников они прошли глубже в буш.
- Ты даже знаешь, где именно это было? - шёпотом спросил Роберт.
- Вообще-то нет, - призналась Рыжая. - могу только догадываться.
Она присела, словно рассматривая одной ей видимый след.
- А после охоты прадеду сделали амулет из когтей. С ним он и на войну ушёл, с ним и летал... вот так, - закончила историю Рыжая, а затем добавила. - очень хотелось соответствовать. Кажется, получилось. Хотя "Мартини" у меня не было, R1 была... Ну вот. Пошли, наверное, назад, под акацию сядем.
- Я что-то не помню, чтобы ты про охоту рассказывала, - заметил МакГрегор. - если только про ту, которая на партизан или что-то такое.
- Ну да. А чего про охоту-то хвастаться, - пожала плечами Рыжая. - чтобы в статью на википедии дописали ещё что-то вроде того, как я ненавижу бедных беззащитных зверюшек?
- А там и статья есть? - рассмеялся Роберт. - надо почитать.
- Попробуй. И, если хочешь, можешь подумать насчёт охоты...

Под акацией, которая хоть и не была той самой, но по возрасту и размерам сейчас ей никак не уступала, Рыжая улеглась, положив голову на колени МакГрегора. И начала мечтательно рассуждать о бывшей ферме.
- Надо этот дом восстановить. Хозяйства тут, может, и не будет уже, так хоть жить можно будет. Что же тут росло... ведь рассказывали же... розы, кажется. А знаешь, как тут красиво под рождество бывает, когда сирень цветёт?
- Жить-то одна будешь? - хмыкнул Роберт, взяв девушку за руку.
- А кто про меня-то говорит? Дети сестры пусть осваивают, а я буду за бедного родственника, - засмеялась Кэрол, сплетая пальцы своей руки с его. - чёрных слуг точно не будет, а вот няню из племени взять... ты знаешь, какие они сказки рассказывают?
- А в википедии пишут, что эти сказки покалечили твою детскую психику? - улыбнулся Роберт.
- Вроде того. А самое интересное там бывает в разделе "личная жизнь"...

Акация начинала приобретать своё собственное символическое значение...
Источник: Стихи.ру

Автор: Андрей Журавлев
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий