Тень и Тьма


Роберт Грин ждал её у входа в кафе. Кэрол узнала его сразу, даже не успев рассмотреть. Просто больше некому было так сразу впиться в неё взглядом. Рыжая заглушила мотор «Камаро», вылезла наружу и направилась к ожидающему, приветственно помахав рукой.
Лицом Грин напомнил ей какого-то актёра — особенно огромными глубоко посаженными глазами. Из памяти всплыл Стив Бушеми, почему-то в роли серийного убийцы, но его кандидатуру Кэрол тут же отвергла. Не то.  А затем просто перестала об этом думать.
— Майор Грин? — протянула она руку для пожатия.
— Мисс Локхарт, — отставной майор немного замялся, но руку пожал.
Прошли внутрь, взяли по кофе. Затем Грин высказал свои впечатления.
— А вы мне представлялись иначе. Я считал, что слухи о вашей красоте несколько преувеличены.
— Ах, майор… — пропела Кэрол, — лишь бы не казались преувеличенными слухи о моей репутации.
Грин посерьёзнел.
— Да, вы правы. Вы нигде не служили — это, конечно, минус, но отзывы и рекомендации впечатляют. Вы уже проявили такие качества, что перед вами можно только снять шляпу.
Кэрол молча наклонила голову, соглашаясь.
 — …Индокитай, конечно, не тот, что в шестидесятые, но действуют там, кажется, похоже. — продолжал Грин. Кэрол знала, что начинал службу он рядовым во Вьетнаме, и, очевидно, видит её контракты в том регионе, как нечто сближающее. Об этом стоило поразмыслить, но сейчас ей эта тема была неинтересна. Кэрол из вежливости послушала ещё немного и решила, что пора уже и о главном.
— Если можно, к делу, — тихо попросила она. Грин кивнул.
— Что вы знаете о такой стране, как… — он назвал страну.
— Так называемая «республика», фактически — социалистическая диктатура, — затянула Кэрол. — С девяностых находится в состоянии вялотекущей гражданской войны, точнее — межплеменных разборок — сами понимаете, границы колоний с границами племён не увязывали. Плюс конфликты христианского меньшинства с мусульманским большинством. Основная сила…
— Достаточно, — поднял руку Грин. — Так вот, мы должны выступить в качестве инструкторов. Подготовить ополчение в одном из регионов, где террористическая активность антиправительственных группировок особенно сильна. Проблема: среди команды нет никого, кто был бы по-настоящему знаком с африканской спецификой. Некоторые даже не знают, что она есть. А вы как раз знакомы и могли бы оказать ценное содействие. Это раз. Я уже упомянул, что рекомендации у вас впечатляющие. У меня же ребята подобрались хорошие, но… у некоторых боевой опыт минимальный, у некоторых вообще не совсем боевой. Это два. Ну и третье — не буду врать, вы меня очень заинтересовали, и было бы интересно посмотреть на вас в деле.
Кэрол была довольна. Вот оно — репутация уже делает своё дело. В других обстоятельствах, майор, наверняка, никакую бабу всерьёз бы не принял, а тут… И должность-то светит практически заместителя командира — не прогресс ли?
— Значит, подготовка ополчения, — протянула Рыжая. — А я — в качестве главного консультанта по «местной специфике» и вообще в качестве «доверенного лица». Меня это устраивает, майор. Хотя я ещё и не услышала об оплате.
Грин назвал сумму. Кэрол кивнула.
— Подробности обсудим в другом месте, или у вас всё с собой? К сожалению, выпить за успех совместной работы не смогу — не пью…

От радости Кэрол чуть было не решилась на страшное — запрыгнуть в машину, не открывая дверь. Однако своевременно передумала. Зато, плюхнувшись на сиденье, позволила себе издать торжествующий вопль. Оставалось одно маленькое дело. И Рыжая достала телефон. В Америку она перебралась одновременно со школьным товарищем, который имел вполне мирную профессию, но — вот же повезло — детство провёл в той самой стране, в которую предстояло отправиться Кэрол.
Ответили сразу. Последовал обычный обмен приветствиями.
— Представляешь, какое совпадение, — не стала тянуть Рыжая, — у меня тут наклёвывается дельце на твоей родине. Ну, я считаю, грех не воспользоваться. Можешь подогнать какую-нибудь полезную информацию по обычаям-традициям?
— Воспользуйся, конечно, — засмеялись на другом конце, — это можно. Соберу всё, и тебе на почту скину. Особенно насчёт взяток…
И вот тут Рыжая взяла и брякнула такое, о чём потом не раз вспоминала.
— А в старших классах, помнится, ты про другие ужасы рассказывал, — весело напомнила она. В трубке замолчали.
— А туда, где «эти» ужасы, ты не попадёшь, — пришёл наконец, ответ.
— Ну и чёрт с ними, — отмахнулась Кэрол. — Значит, скинешь, когда составишь. Век помнить буду.
Закончив переговоры, она немного задумалась над словами про «другие ужасы». Да ладно, наверняка тогда он преувеличивал, а сейчас не хочет вспоминать. Да и кто бы хотел…
Она вставила ключ в замок зажигания, и завела двигатель.

Самолёт приземлился в «международном аэропорту» — одна полоса, параллельная рулёжка, несколько хилых ангаров, одноэтажный терминал. Как и ожидалось, подкатился «борт спецрейса» не к терминалу, а туда, где под маскировочными сетками виднелись вертолёты. Среди встречающих она сразу увидела Грина, на всякий случай помахала ему.
— Как долетели? — поинтересовался майор.
— Как-как… — с пересадками! — отмахнулась Рыжая. — Так понимаю, все уже в сборе?
— Да, все уже прибыли. Собственно, всё готово, прямо сейчас можем отправляться на точку, — Грин и в самом деле «отправился», девушка последовала за ним.
— Это хорошо, — кивнула Кэрол. — Времени терять не надо. А что на точке?
— На точке как бы тренировочный лагерь, в который прислали… кого только не прислали. Со всей страны. А людей настолько не хватает, что мы там, фактически, на весь срок предоставлены сами себе. Вот так.
— Отлично! — одобрила Рыжая. — А это что — все наши стоят?
— Точно так. Сейчас я вас познакомлю.
Они подошли к небольшой группе людей, одетых в основном «по гражданке», но со здоровенными рюкзаками. Такими же, как у самой Рыжей.
— Это мисс Локхарт! — представил её Грин. — С этого момента — моя правая рука, особенно в том, что касается отношений с местными. Кто-то из вас о ней слышал, кто-то нет, но всех прошу принять к сведению: у неё есть реальный боевой опыт, в отличие от некоторых здесь. Помимо Африки, она работала в «золотом треугольнике», и никаких нареканий не имела… если бы она нормально служила, то уже в орденах бы…
Вот про ордена, по мнению Кэрол, он брякнул напрасно. А реакция команды в целом ей нравилась. Забавно было думать, что женщину-консультанта «по местным вопросам» они, в принципе, увидеть были готовы, но того, что в ней будет шесть с лишком футов роста, а к ранцу  приторочена метровой длины винтовка калибра .308 — не ожидали. Какое впечатление обычно производит её рыжая грива, даже в виде косы, Кэрол тоже прекрасно знала.
С краткими биографиями бойцов она ознакомилась. Самый опытный, ветеран-десантник Кевин Стюарт, на оговорку насчёт орденов не повёлся и смотрел насмешливо. Зато невысокий, и с виду какой-то очень юный парень чуть рот не открыл. Джефф Дэвис, несмотря на безобидный вид, отслужил полный контракт в армии, был на хорошем счету, но на службе не задержался, предпочёл карьеру частника. Все остальные сохраняли равнодушные физиономии. Кроме одного. Мартин Карвер, бывший помощник шерифа из какого-то северного захолустья (и тот самый «некоторый» без боевого опыта) имел очень недовольный и подозрительный вид. И Рыжая поняла, почему. Он, будучи афроамериканцем, прибыл в Африку отдавать долги прародине, или что-то в этом духе, и явно сомневался, что белая женщина может лучше него понимать местную специфику. Кэрол же, со своей стороны, готова была спорить, что он местную специфику не понимает совсем.

Погрузились в машины. Кэрол при этом разместилась в «Лендровере» Грина. Кроме водителя, больше в нём никого и не было. «Командирская машина» — хмыкнула Рыжая про себя.
— Ну, и как вам ребята? — спросил Грин.
— Нормально, — пожала плечами Кэрол. — Адекватные, в смысле компетентные. Не лучшие из лучших, но так нам и не государственный переворот организовывать… Карвер вот смущает. Вроде бы из приличной семьи и работа была нормальная — а туда же. Я думала, таким только в гетто страдают.
Грин слушал молча, изредка кивая.
— А что такое? — заподозрила Кэрол.
— Ничего. Приятно видеть, что вы действительно оцениваете их по профессиональным качествам.
-Ну, а как иначе то? — позволила себе обидеться Рыжая и далее в основном смотрела на зелёную саванну, расстилающуюся по обе стороны дороги. Пару раз вдали пробегали ориксы, один раз промелькнул слон. Почти как дома…

Лагерь, в котором предстояло тренировать солдат,  раньше был настоящим расположением военной части. Потом правительственные войска убрались, а новая власть пока что могла позволить себе только такое вот «ополчение». Так что сейчас наёмники были в этом лагере верховной властью. В офицерском бараке каждому нашлось по комнате, а Грину даже и кабинет.
Кэрол сбросила рюкзак, поставила его у стены, изучила небогатую обстановку. Всё нормально, всё как всегда. Первым делом, прежде всего прочего, она достала и повесила на стену фотографию молодого Рона Рейд-Дэли в Малайе. Отошла подальше и полюбовалась. Ну вот, нужный уровень индивидуальности достигнут.
 
За стол сели все вместе. Еда, конечно, была из сухпайков — запасов этого добра, поставляемого в страну под видом гуманитарной помощи, хватало. Беседы Рыжая внимательно слушала и смеялась вместе со всеми, но сама травить байки пока остерегалась.
— Вы, значит, консультант по отношениям с местными, мисс Локхарт? — задал вопрос Стюарт.
— Просто Кэрол, — отреагировала девушка, — или можете звать «Рыжей», я не обижаюсь… так вот — да. Консультант.
— А в «Золотом треугольнике» тоже консультировали?
— Увы, нет, — призналась Кэрол. — Там стреляли. Стреляю я, видите ли… неплохо.
Повисло какое-то напряжённое молчание.
— Да, майор что-то насчёт орденов говорил…
— О, он преувеличивал, — улыбнулась Кэрол. — Там буквально мелочи, ничего выдающегося. Разве что…
Она всё-таки рассказала пару смешных историй, и напряжение спало.   

— Не будем тянуть, — объявил Грин. — Объезд поселений в нашем секторе начнём сегодня же. У вас есть какие-то рекомендации, которые вы могли бы высказать сразу?
Рекомендации у Кэрол были, и высказать их она была готова всегда.
— Сразу, майор, запомните вот что — это не Америка. Да, я совершенно уверена, что у вас есть чернокожие друзья. Умные, образованные… возможно, даже образцовые граждане. Но они… они, даже если не росли всю жизнь в… культурном окружении, они сознательно выбрали нашу, европейскую культуру. Американские ценности, если хотите.  А здесь совсем по-другому.  Не обманывайте себя. Выбросьте из головы фигню про общечеловеческие ценности. Не играйте в гуманного и снисходительного. Они поймут это, как слабость.
— Такое предложение не очень-то привлекательно, мисс Локхарт, — нахмурился Грин. — объяснитесь.
— Ведите себя… — начала объяснять Кэрол. — ну, как «великое белое племя». Как представитель морально превосходящей культуры. Чтобы они видели в вас того, кто имеет право ими управлять.
Грин молча смотрел на неё, напряжённо размышляя.
— Ладно, — уступила Рыжая. — наблюдайте за мной и делайте выводы. Похоже, правильно сформулировать я пока не очень могу.
— Мне просто кажется это… не очень правильным, — объяснил затруднения майор. — фактически вы предлагаете обращаться с ними так, словно мы — цивилизованные люди, а они — дикари.
— А что, разве не так? — непонимающе глянула на него Кэрол. — разве не об этом я тут толкую? В общем, смотреть будет проще и понятнее.
— Ну, сегодня посмотреть не получится, — признался Грин. — я буду здесь… разгребаться, а вы поезжайте сами. Возьмите кого-нибудь из ребят для сопровождения — и поезжайте.
— Будет сделано, — отчеканила Рыжая. — но в таком случае разрешите мне прямо здесь кратенько обрисовать, чего от них можно ждать в худших случаях.
— Хорошо, рассказывайте, — разрешил майор. И Рыжая начала рассказывать. Поведала исторические факты, разгласила кое-какие воспоминания ветеранов и сдобрила это всё теми самыми рассказами «из старших классов», чтобы эффект усилить.
— Как-то вы очень спокойно об этом говорите, — внезапно прервал её Грин. Как-то очень внезапно. И сам осёкся, как будто вякнул что-то неуместное. Рыжая собралась было съязвить что-нибудь в том духе, что не правозащитница, чтобы истерить, но вовремя сообразила, что это может значить. Страшно стало, и вот, прорвалось. Кэрол мысленно отметила, что вообще-то сохранять лицо майору удаётся хорошо. Так что она неопределённо развела руками и продолжила.
— Нет, достаточно, спасибо, — прервал её Грин. — кажется, картину я представляю. Ну что ж, раз вы так хорошо ориентируетесь — я вам мешать не буду. Займусь общими вопросами. А вы контактируйте.
На том пока и порешили.


Для объезда деревень, а точнее, пока одной деревни, крупнейшей и ближайшей,  Рыжая решила взять с собой одного из инструкторов. Конкретно — Дэвиса. Для нужного эффекта и вообще на всякий случай поехали целой колонной. Он разместился на заднем сиденье «Лендровера», Рыжая занимала переднее пассажирское, слева. Дэвису страшно хотелось с Рыжей поговорить. До этого случая не представлялось. Да и роль её, Рыжей, нуждалась в уточнениях. В конце концов, мало ли зачем она Грину. А опыт… ну мало ли, какой у неё опыт. Но быстро стало ясно, что отношения у них с майором  сугубо деловые, а теперь было видно и то, что она действительно занимается отношениями с местными. Но одна маленькая вещь его беспокоила, а теперь было самое время её уточнить.
— Слушай, — спросил вдруг Дэвис. — Так ты же консультант по связям с этой… общественностью?
— Вроде бы да, — отозвалась Кэрол.
— Тогда зачем тебе оружие?
Рыжая заржала.
— Вот действительно — зачем? — простонала она. — Наверное, чтобы использовать, а?
— Не смешно, — пробубнил Дэвис. Некоторое время ехали молча, затем он пришёл к выводу, что действительно сморозил какую-то хрень, и лучше делать вид, что он этого не говорил.
— А жарко, всё-таки, — не оставил он попыток поддержать разговор, — а тебя вроде не донимает.
— А я теплолюбивая и вообще на зиму обычно улетаю в тёплые страны, — ответила Кэрол. — Ты на жару особо не жалуйся, ещё дождей не было.

Рыжая приказала остановить машины чуть поодаль круглых  хижин, и пошла искать вождя.
Дэвис остался в изумлении пялиться на гигантские рога бродящих по деревне коров, настолько большие, что сначала он коров и не признал, посчитав их какими-нибудь антилопами. Потом отвлёкся на голые груди и бритые головы местных женщин. Рыжая тем временем, не удостоив негритянок вниманием, обратилась к самому приличному на вид мужчине. Тот худо-бедно её понял и вызвался провести.
Насколько знала Кэрол, исторически во главе деревни стоял настоящий «король-жрец», носящий титул «мастера гарпуна», но за все годы колониализма и постколониализма разделение светской и духовной власти таки случилось. Во всяком случае, в их регионе точно.
Вождь особого впечатления не произвёл, но враждебности не проявил, а заинтересованность Рыжей оценил. И сказал, между прочим, что здешний «мастер гарпуна», Луол, стар, а в молодости вроде как часто общался с белыми. Рыжая взяла факт на заметку, поинтересовалась расположением его жилища, и, закончив расшаркивания с вождём, пошла именно туда. Снаружи никого не было, а вот изнутри слышался шум. Немного помявшись, она вошла в хижину, сразу же увидев старика-жреца.
— Меня зовут Кэролайн, — солидно представилась полным именем Рыжая. — У инструкторов я отвечаю за контакты с мирными жителями, конкретно и с вами. По всем вопросам — ко мне…
Знахарь смотрел на неё хитрыми глазами, и, кажется, не очень верил.
— Луол долго живёт, — заговорил он, — всякое видел —  были белые женщины с докторами. Были с учёными… с солдатами не было.
— Не было, — согласилась Кэрол, — но я именно с ними. И вам придётся иметь дело именно со мной.
— Белые солдаты — им платят, — продолжил знахарь свою речь. , — им платят, они воюют. Белая женщина тоже воюет, чтобы у неё было много золота?
И посмотрел очень пристально. Рыжая взгляд не отвела.
— Белые люди ушли, многого не закончив, — твёрдо произнесла она, — закончить должны те, кто остался.
Во взгляде Луола неожиданно мелькнуло понимание. Но пока он молчал.
— Я с юга, — сообщила Кэрол, не уточняя. Знахарь осторожно кивнул.
— Пока обращаться не с чем, — ответил он, наконец, — но я  запомню.
Рыжая кивнула и вылезла из хижины, решив, что знахарь — совсем не дурак, но работы ещё полно. К машинам её провожали взгляды. Настороженные, но в целом дружелюбные.

— Нихрена себе тут коровятины, — поделился впечатлениями Дэвис, когда колонна тронулась. — рога можно за бивни выдавать.
— На самом деле не нужно, — ответила Кэрол. — Коровы здесь — всё. Валюта в том числе. И объект эстетического наслаждения, если понимаешь. За корову убить могут. В самом серьёзном смысле. Вплоть до войны.
— Ну и как поговорили? — перевёл тему Дэвис. Кэрол неопределённо пожала плечами.
— Поговорили-то нормально, — сообщила она, наконец, — но рано, рано пока выводы делать.
— Ой, ладно тебе, — поморщился Дэвис. — Как-то ты слишком серьёзно к этому. Я вот так вообще не знаю, чего от нас ждут. Ну, это хорошо, когда с нами сотрудничают, но мне что-то кажется, мы тут до конца никаких террористов не увидим. Ну и спрашивать не придётся…
— Уверен? — язвительно поинтересовалась Кэрол. — Лучше за тем леском смотри. Вон какие деревья. Он мне ещё на карте не понравился, а когда мы в прошлый раз его проезжали, пока ты дулся…
Что именно случилось в прошлый раз, Дэвис не узнал, потому что Рыжая вдруг замолчала. Но что-то в её голосе заставило подобраться и приготовиться… к чему-нибудь. А когда справа потянулись те самые деревья — стал пристально высматривать там подозрительное. Хотя бы для очистки совести — в реальность контактов он всё ещё не верил.
И тут впереди бухнул взрыв, а головная машина окуталась дымом. Откуда-то из зарослей раздались выстрелы. Рыжая тотчас вылетела из «Лендровера», Дэвис перевалился через борт следом за ней. Упав в дорожную пыль, он заметил, что укрылась Кэрол за передним колесом, грамотно. Она глянула на него, поднимающегося из пыли, и неожиданно весело подмигнула. Дэвис поднял брови, а Кэрол уже выкатилась из-за колеса, намереваясь отстреливаться из-под машины.
— Эй! — крикнула она ему, сделав четыре выстрела. — Иди к пулемёту, пусть целятся по моим трассерам! Пошёл!
Дэвис дёрнулся в направлении машины с пулемётом, затем рассудил, что приказ вполне разумный, и рванулся с удвоенной скоростью. Как и следовало ожидать, пулемётчик вошкался слишком долго, и был подстрелен. Дэвис встал за ДШК  сам, повернул ствол туда, куда летели трассеры, и нажал на спуск. Палил примерно пять секунд, пока не кончилась лента. Тут оказалось, что выстрелы вообще прекратились. Кто-то зашвырнул в заросли гранату для профилактики.
— Фу, блин! — он поискал взглядом коробку с лентой, перезарядить на всякий случай. Пока разбирался, сзади подошли — оказалось, Рыжая.
— Всё, кого не свалили, — те ушли, — сообщила она, — надо бы догнать, но, боюсь, людей не хватит. Так что в следующий раз. Пошли, трупы надо собрать! И оружие…
«Вот это да!» — про себя восхитился Дэвис.
Они забрались в машину.  Негр-шофёр, оказалось, как упал при звуках выстрела под руль, так там и провалялся, и только теперь решил выковыряться. Смотрели на него с неодобрением.
— А если бы машину подожгли, тогда что? — вскользь заметила Рыжая. Негр что-то виновато пробормотал.
Колонна продолжила путь в лагерь. Дэвис некоторое время сидел молча.
— Признаю, был не прав, — повинился он, наконец. — и про оружие особенно.
— Бывает, — отмахнулась Рыжая.
Её сейчас занимали другие мысли — надо было подготовить отчёт для Грина.  Впрочем, Дэвис эту задачу ей облегчил. Пока Кэрол излагала на бумаге свои впечатления от посещения деревни (пока одной, ближайшей) и разговоров с вождём, он взахлёб рассказывал, как колонна попала в засаду, как крута была Рыжая, и как он сам не подкачал.
Так что, когда Кэрол отправилась отчитываться, майор был уже в курсе инцидента.

— Итак, во время неожиданного нападения вы немедленно сориентировались, приняли командование, организовали отпор… — перечислил Грин. — Так?
— Так, — согласилась Кэрол, не склонная прибедняться и преуменьшать заслуги.
— Оч-ч-чень хорошо, — довольно протянул майор и забарабанил пальцами по столу.
Кэрол задумалась. Ну вот и чего он сидит с таким видом, как будто она какой-то тест прошла? Про «Золотой Треугольник» — в курсе, а про то, как они там на «Провайдере» жёстко сели и как она людей выводила — не дочитал? За этими мыслями она не сразу заметила, что её о чём-то спрашивают.
— Извините, недопоняла, — сказала она на всякий случай.
— Что же непонятного? — удивился Грин. — Я считаю, имеет смысл расширить круг ваших обязанностей. Будете моим заместителем не только в том, что касается отношений с местными, но вообще по всем вопросам. Устраивает это вас?
— Конечно, — бодро ответила Рыжая, мысленно продолжая недопонимать. А чего он вообще с этим назначением тянул-то? Но уточнять не стала, рассудив, что майору виднее.
— Ну, раз устраивает, принимайте дела, — хмыкнул тот. — работайте… Кстати, как ваши впечатления от местных?
— Политическая власть в лице вождя довольно индифферентная, — доложила Рыжая, — а вот религиозная, «мастер гарпуна», кажется, вполне готов сотрудничать.
— Понятно, — протянул Грин. — Больше не задерживаю, работайте!
 
— Здравия желаю! —  поздоровался Дэвис, просунув за дверь голову. — Разрешите говорить неофициально?
— Разрешаю, — рассеянно отозвалась Кэрол, занятая чисткой винтовки, и тут же удивлённо вскинула взгляд. — Что это тебе в голову взбрело?
— А-а… хотел извиниться, — смущённо объяснил боец, — мы в тебе сомневались, а я теперь понял — зря.
Рыжая только рукой махнула.
— По-моему, сомневаться в командире, которого первый раз видишь — это вообще нормально, разве нет? — поддела она.
— Это ты про Грина, разве нет? — сделал удивлённое лицо Дэвис.
Оба рассмеялись.
— А правда, почему ты служить не пошла? — прозвучал вопрос, — доказала бы…
— Кому и что? — скривила рот Кэрол. — Путь наименьшего сопротивления, знаешь. Чтобы сломать бюрократический аппарат минобороны, рекомендаций нескольких ветеранов недостаточно. Но зачем вообще его ломать — ради одной меня? Да и не только в этом дело. В какой армии мне служить? И с кем воевать? Об этом ты подумал?
Дэвис не подумал. Казалось самоочевидным, что человек, желающий повоевать, первым же делом предложит свои услуги своей стране. Таким же очевидным, как-то, что прибывшая из Америки и говорившая по-английски Кэрол — американка. А набраться знаний об Африке… ну, мало ли где можно.
— Как-то это всё непонятно, — протянул он.
— Мне, допустим, тоже кое-что непонятно, — заявила, переводя тему, Кэрол. — Почему вот ты ушёл из армии, как только начались настоящие кампании? И почему вдруг нарисовался здесь, а не вернулся…
— Кхм… — смутился Дэвис. — когда начались кампании, я думал, что военной жизни с меня уже хватит. Думал осесть, как полагается… а потом понял — чего-то не хватает. Может, даже что-то упускаю. Но… на страну работать уже не хотелось.
— Всё с тобой ясно, «отличник боевой подготовки», — подытожила Рыжая. — Хотелось чтобы и вольные хлеба, и чтобы в потолок плевать между контрактами.
— А с тобой не ясно, — Дэвис, поборов смущение, явно решил вернуться и тему добить, хотя бы и с другого направления. — Вот скажи, что с тобой будет через десять лет?
Одновременно он заметил, что смотреть ей в глаза очень даже приятно. Когда она в хорошем настроении, во всяком случае. Тогда нейтральный зелёный кажется тёплым.
— Десять лет… — протянула Кэрол. — Ну, либо я погибну, либо стану таким крупным игроком, что во всех локальных конфликтах мира будут искать мой след. Одна перспектива меня устраивает, а со второй приходится мириться. Что, разочарован отсутствием в списке мужа с приличной профессией и кучки спиногрызов?
— Да мне, в общем-то, без разницы.
— Угу. А какой смысл воспитывать детей так, чтобы они могли сделать мир лучше, если сам в состоянии это сделать? Просто специфика такая, что на что-то времени не хватает…
— А как же…
— Да никак. У меня сестра есть, Полли. Рано вышла замуж, рано родила. Дети прекрасные. Мне вполне достаточно.

Возникшее приятельство с Дэвисом Рыжую устраивало. Пока ещё неявная враждебность Стюарта — не очень, но с этим приходилось мириться. А вот чего она не очень понимала — это отношение командира. В какой-то момент вдруг оказалось, что в повседневной жизни он участия практически не принимает. Кэрол была знакома с принципом «капитан должен организовывать работу, майор должен знать, что где делается», но такая буквальная его реализация была… странноватой. Но долго думать об этом было некогда, тем более, что нарисовался, лёгок на помине, Дэвис. Чайку погонять да побеседовать. Рыжая была совсем не против. Было видно, что у бойца свербит задать какой-то очень важный вопрос, но начинать с него он не хочет.   
— А я всё спросить хочу, — начал он, наконец. — Это кто на фотке, не узнаю. Клинт Иствуд, что ли?
Кэрол заржала.
— Гораздо круче, — сказала она сквозь смех, — но раз ты не в курсе, то я не буду пока рассказывать. Потом.
— Ну окей, — смирился Дэвис. Но тут же нашёл другую тему.
— Почему FAL? — спросил он. Кэрол встретила вопрос непонимающим взглядом.
— Для душевного комфорта мне нужно оружие мощнее, чем калибра 5.56, например, -развела она руками. —  особенно там, где бегает много крупной дичи. А ещё я умею с ней обращаться.
— Но есть же ещё М14, G3…
— А-а! — дошло до Кэрол. — не. Не то. М14 тогда достать было негде, а вот рядом с R1 я с детства.
— R1? — почесал Дэвис затылок
— Ну, южноафриканская сборка FAL, ты чего!
Вот в этом месте бойцу окончательно стало ясно, откуда Локхарт «есть пошла быть» и где набралась опыта в обращении с «кровожадными дикарями». И даже пятна зелёного камуфляжа на оружии. Она тем временем продолжала:
— …только свою я сама собирала. Ствольную коробку делали на заказ, из титана. Ствол быстросменный из углеродного волокна с лейнером из нержавейки. Весит, как стандартный, но по прочим характеристикам можно считать за тяжёлый. Ствольные накладки тоже карбоновые. В итоге по массе тянет фунтов на семь-восемь вместо одиннадцати. Спуск доработанный. Компенсатор отдачи Халбека, только, опять же, титановый, — она помолчала. — приклад вот поменять хочу. Не знаю пока — на что…
— Я тоже, — невпопад сказал Дэвис, — не, серьёзная штука. А патроны? Собственного изготовления, экспансивные с ядом?
— С ума сошёл? — рассмеялась Рыжая. — Сколько я своих патронов на себе провезти могу? Обычные, М80. Сто сорок шесть гран.
Почему-то Дэвис в этом ответе отметил то, что принципиальное  наличие патронов собственного изготовления не отрицается. Возможно, даже и с ядом…
— Несколько месяцев, наверное, в магазине подрабатывала, чтоб купить? — пошутил он.
— Да нет. — не оценила юмор Кэрол.— на новой машине сэкономила — у меня «Камаро» третьего поколения. Продавался без ходовой.
— Хорошая экономия… — пробормотал Дэвис.
— Правда. Там был гоночный мотор, хозяин его себе оставил. А трансмиссия была убитая, причём этим гоночным движком. Ну, так мы с другом нашли на свалке…
Про это слушать было уже не очень интересно, хотя Дэвис и вообразил себе организованный по всем правилам военного дела рейд за запчастями.
— А вот насчёт крупной дичи, — вставил он. — А можно тут на львов поохотиться?
— Можно, — подтвердила Кэрол. — Но не нужно.
— А ты вообще пробовала?
— Один раз пробовала с ассегаем. Ну, не хочу сейчас рассказывать, чем кончилось…

Контакты налаживались довольно быстро. «Вступив в должность», Кэрол съездила в деревню уже с конкретной целью — просить содействия в обнаружении врагов. И уже через пару дней результат появился. О нём надо было доложить командиру.
К майору Рыжая вошла с самым озабоченным видом. Грин молча кивнул и жестом предложил садиться. Кэрол, тоже жестом, отказалась.
— Есть первые результаты, — приступила она к докладу, разложив на столе карту. — Сочувствующий из местных сообщает, что вот здесь, порядка десяти миль от деревни видел подозрительных лиц. Есть вероятность, и большая, что где-то здесь может быть лагерь. Или перевалочный пункт. Предлагаю выйти ночью в разведку, половить языков. Шесть, возможно семь человек. Дождя быть не должно, мокнуть не придётся.
— Шесть-семь, это с вами вместе? — уточнил Грин. — Кто же в лагере останется?
— Точно так, со мной. Но не все из наших, пару из местных я присмотрела, — поспешила уточнить Рыжая, — в качестве пулемётчиков сгодятся. Если выгорит — тогда можно будет и штурм планировать…
— Штурм… усмехнулся Грин. — Вы всё-таки не забывайте, что мы здесь в первую очередь инструкторы и у нас даже поддержки толковой нету.
— Да знаю я, — махнула рукой Кэрол. — Было бы хоть что-то — мы бы их так прижали… но как прижать-то?  Что за вертикальный охват без вертикали? Но ведь и у них не лучше.
— Не лучше, — согласился майор. — Ну что же, я даю добро, действуйте.
— Отчитаюсь по исполнении! — хищно ухмыльнулась Кэрол и исчезла.

Дело двигалось. Рыжей определённо нравилось и то, что местные идут на сотрудничество, и, теперь уже, и позиция Грина «знать, что где делается», и предстоящая акция. Пока ещё не спланированная, но это временно. Про «вертикальный охват» она вставила, конечно, больше для солидности — вертолёты пока ей никто доверять не собирался. Но ведь спланировала бы, при наличии!

— …задача — взять языка для допроса с целью установления точного местонахождения лагеря, — увлечённо повествовала Кэрол. — Если живых не будет — проследить путь, найти своими силами. Пойдут — Стюарт в качестве моего заместителя, Чейз и Дэвис — автоматчики-гренадёры, пулемётчиков возьмём из здешних. Выход в шестнадцать часов. Всё. Вопросы есть?
Вопросов не возникало. Дэвис даже крутил в руках какой-то дурацкий комикс, вероятно, раздумывая, дочитать ли по-быстрому сейчас, или изобразить служебное рвение.
— Я бы Уэста заместителем взял, — словно про себя заметил Стюарт.
— Отказываешься? — поднял голову Дэвис
— Нет. Я говорю — я бы взял. Своим заместителем.
— Имеете возражения по составу группы? — вежливо осведомилась Кэрол.
— Абсолютно никаких, — процедил Стюарт. При этом посмотрел на девушку, так, как солдат-ветеран может смотреть на лейтенанта только что с военной кафедры. Дэвис окончательно отложил в сторону комикс. Кэрол, однако, не стушевалась и не пришла в ярость от посягания на авторитет. Улыбнулась, сказала «хорошо!» и вышла.
— Зря ты так, — укоризненно заметил Дэвис. — Ну что она тебе сделала? Ты когда служил, поди, с офицерами так не разговаривал…
— Когда я служил, — скривился Стюарт, — девки мной командовать не пытались.
— Ну и тем более зря, — Дэвис решил вернуться к комиксу, но тема его как-то задела. — Я с ней под обстрелом уже был. Не пытается она командовать, а командует. И грамотно. Маму не зовёт.
— И рекомендации у неё самые лучшие, помню, — вздохнул Стюарт. — только один хрен, если начнётся — сломается. Так что хорошо, что не начнётся. Ну, не здесь…

Приблизительное «место встречи» удалось найти почти сразу, а вскоре, ещё до заката, нашлась и та самая тропка. Еле заметная, но всё-таки хорошо видная тем, кто знал, куда смотреть. Некоторое время ушло на поиск огневой позиции, а дальше потянулись часы ожидания. Львов, к огорчению Дэвиса, встретить не удалось, зато получилось разлечься наблюдением за жирафами.   

Окрашенный ночным прицелом в оттенки зелёного мир был тревожен. Люди готовились убивать тех, кто собирался где-то поблизости, чтобы убить несравнимо больше. Рыжая подумала о том, что нет у них ни современных тепловизоров, ни активных наушников — ничего такого, что позволяло бы любому ощутить себя хищниками, ждущими жертву. Они, однако, «любыми» не были. И, выделив среди ночных звуков подозрительные шумы, Кэрол отбросила все посторонние мысли, а увидев через окуляр прицела пробирающиеся по той самой, еле заметной тропке фигуры, положила палец на спуск. В следующую секунду та фигура, в которую пришлись выстрелы, свалилась в траву, а остальные пытались то ли разбежаться, то ли залечь в укрытие — уже вовсю работали пулеметы, выбивая из земли клубы пыли. Рыжая обозначила трассерами границы площади, стараясь достать тех, кто пытался за них убежать. Хлопнули, сверкнув в ночи, два гранатных взрыва. Кэрол поймала в прицел ещё пару фигур, выстрелила несколько раз, не стараясь попасть, однако одна из мишеней упала. Рыжая окончательно опустошила магазин, разорвались ещё две гранаты, теперь уже ручные… А потом всё кончилось…

— Не повезло нам с языками, — доложил Стюарт, когда все трупы разыскали и стащили в кучу. — все дохлые.
— Тоже результат, — отмахнулась Кэрол, — ущерб нанесли, показали, что не бездельничаем. Если что — отследим, куда тропка ведёт, сегодня уже не укладываемся.  Всё, обыскали? Уходим!

Но на самом деле Рыжую «тоже результат» не устроил. Всё-таки обещали «языка», обещали местонахождение перевалочного пункта. Да, не цель первостепенной важности, но как-то оно непрофессионально, что ли. Так что доспать она решила как-нибудь потом, а первым делом — предоставить рапорт. Сразу. Как только Грин проснётся.

— Значит, не удалось, — констатировал Грин, ознакомившись с докладом. — А вы серьёзно к этому относитесь.
— А как мне иначе «к этому» относиться, — всплеснула руками Кэрол, — я же отвечаю!
— Ну, противник уничтожен, потерь нет… было бы, за что отвечать! Но, кстати, вы правы.
— В чём именно? — насторожилась Кэрол.
— Надо активнее вовлекать местных. И не делать вид, что всё, что за границами лагеря, нас не касается. И я сам этим займусь! Вы занимайтесь лагерем.
— А вы помните…
— Прекрасно помню, — отрезал Грин. — Я помню, что вы мне объясняли, и сам уже разбираюсь, как надо. Не волнуйтесь.

Кэрол и не волновалась. Просто она не совсем поняла, с чего вдруг он решил взять дело в свои руки. Ну и ладно, решила она, там видно будет.    

Обычно Грин за подготовкой солдат следил не очень-то требовательно, довольствуясь рапортами. И вдруг приказал выгнать всех на плац, под жаркое солнышко, и долго ходил перед шеренгой, вглядываясь в каждого, и интересуясь успехами то у Рыжей, то у Стюарта. В конце концов, отобрал нескольких, руководствуясь одному ему известными признаками, и объявил, что эти поступают в его личное подчинение. А затем сделал неожиданное заявление.
— В свободное время я посетил соседнюю деревню. И вообразите: возможно, благодаря стараниям мисс Локхарт там нашлось достаточно молодых людей, готовых добровольно присоединиться к обучаемым. Как вы на это смотрите?
Стюарт и «мисс Локхарт» оторопело переглянулись. Затем молча посмотрели на Грина. Во взгляде Стюарта читалось «это твоя проблема, как объяснять, почему людей стало больше», а Кэрол пыталась вспомнить, кого же так удачно сагитировала записываться в добровольцы. Возразить в любом случае было нечего.
— Хорошо! — заключил майор. — значит, примете пополнение.   
Страницы: 1 2 3 4
Добавить комментарий

Оставить комментарий