Пиеса из жизни компьютеров

Блистательный Наум Иосифович Сагаловский - наш новый гость.
(род. в 1935 г. в Киеве) — поэт, сатирик, по основной профессии инженер, закончил Новочеркасский политехнический институт, в 1979 г. эмигрировал в США, живет в Чикаго.

Благодарим Вас, Наум Иосифович за разрешение на публикацию!




Из цикла "Две пиесы из жизни компьютеров"

ПИЕСА ВТОРАЯ:  наум@яху.сom

                Арику, который разбирается
                в компьютерах лучше меня



     Этот железный ящик, который называется компьютером и в котором нет ничего, кроме каких-то загогулин, пластин и проводов, этот железный ящик – такая же загадка для меня, как, скажем, электрический ток или вкус цианистого калия.
     В книгах по химии пишут, что цианистый калий сладковат на вкус. Кто может об этом знать? Попробовавший цианистый калий тут же отдаёт концы, у него вовсе нет времени сообщить родным и друзьям – да, мол, ребята, вкус у этой отравы – сладковатый, запишите в учебник. Или электрический ток. Говорят, что ток – это движение электронов по проводам. Кто видел эти электроны? В какую сторону они движутся? Загадка.
     Так и с компьютером. Что его ни спросишь – он отвечает. С числами управляется в один момент. 108 умножить на 1685 – тут же даёт ответ: 181980. Точно, я проверял. Ищу Яшу Фридмана, выхожу на Google, печатаю Fridman, Yasha – он выдаёт мне список всех Фридманов и всех Яш. Откуда он знает?
     Ставлю диск с песнями Окуджавы – играет. Заказываю радио “Свобода” – слушаю радио. Свои стихи нашёл, неизвестно как попавшие в этот железный ящик. В чём дело?
     Мне уже, слава Богу, много лет, у меня высшее образование, жизненный опыт, какие-никакие знания, но всё равно компьютер для меня – полное инкогнито.
     И вот что мне иногда кажется. Мне кажется, что внутри компьютера, внутри этого железного ящика сидит маленький человек, разумеется – еврей, который отвечает на все вопросы. Он сидит там давно, с тех самых пор, когда я принёс компьютер домой с работы и подключил к одному ящику ещё несколько других. Может, он и раньше там сидел, но раньше я об этом не задумывался.
     Маленького еврея зовут Абрам Соломонович. Ему, вероятно, столько же лет, сколько и мне. В последнее время я замечаю, что он не так быстро реагирует на мои команды. Точно так же, как и я реагирую на команды моей жены. Что вы хотите – возраст. Но у него есть помощники. Во-первых – жена Циля. Во-вторых – дочь Роза, муж которой умер два года назад, не знаю, от чего. И, наконец, сын Розы – непременно Эдик, ученик 6-го класса, внук Абрама Соломоновича. Эдик знает всё – и английский язык, и гугл, и шмугл, и много других вещей, без которых компьютер не может работать.
     Как они все помещаются в компьютере, я не знаю. Если открутить три винта, можно снять с компьютера крышку и посмотреть, что там внутри, но я боюсь это делать. Кто его знает – открутишь винты, посмотришь, а потом закрутишь обратно, включишь и обнаружишь, что ничего не работает. Так что спокойней жить догадками.
     У них должны быть как минимум два бедрума, гостиная, кухня, конечно, где-то между плоскими штуками, которые называются то ли модемами, то ли картами, и драйвами А и D, куда подходит масса всевозможных проводов. Я знаю, что у них есть большой вентилятор, он находится сзади ящика и работает тогда, когда включён компьютер.
     И я представляю себе: меня нет дома, компьютер выключен, тишина. Абрам Соломонович прикорнул на диване, Циля жарит котлеты, Роза гладит белую шёлковую блузку, а Эдик, набегавшись среди проводов, сидит и делает уроки. Кто ему эти уроки задаёт – я не знаю. И вы не знаете, так что не пытайтесь даже мне об этом говорить.

ЦИЛЯ:
     Роза, куда ты включила утюг?

РОЗА:
     Как куда? Вот здесь написано – Power.

ЦИЛЯ:
     Ты видишь, оттуда провод идёт к тому драйву, куда вставляются диски?

РОЗА:
     Да, идёт, ну и что?

ЦИЛЯ:
     Выключи немедленно.

РОЗА:
     А что тому драйву сделается?

ЦИЛЯ:
     Я не знаю, что тому драйву сделается, но папа будет недоволен.

ЭДИК:
     Бабушка, не морочь маме голову. Утюг туда можно включать, ничего страшного нет. А дым от твоих котлет может испортить все контакты.

ЦИЛЯ:
     Так что, не жарить котлеты?

ЭДИК:
     Подожди, пока заработает вентилятор.

ЦИЛЯ:
     А я знаю, когда он заработает?
 
РОЗА:
     Скоро уже Наумчик придёт. Который час?

ЭДИК:
     Бабушка, посмотри там на Active Time!
 
ЦИЛЯ:
     Четверть шестого.

РОЗА:
     Скоро он будет.

ЦИЛЯ:
     Опять начнёт проверять, сколько у него денег на чекинг эккаунте. А там 76 долларов и 84 цента.

РОЗА:
     Завтра должна быть пенсия.

ЦИЛЯ:
     Что, уже четвёртая среда? Боже, как быстро время бежит.

ЭДИК:
     Дедушка говорил, что Наумчику надо до первого уплатить Property Tax.

РОЗА:
     Откуда он возьмёт?

ЭДИК:
     Надо переложить с сэйвинга.

РОЗА:
     А сколько у него на сэйвинге?

ЭДИК:
     У дедушки записано.

ЦИЛЯ:
     А Income Tax?

РОЗА:
     Income Tax он даже и не составлял ещё.

ЦИЛЯ:
     Как не составлял? Что он себе думает?

РОЗА:
     Эдик, напомнишь ему. А то, правда, времени уже мало осталось.

ЭДИК:
     Вон уже дедушка проснулся.

АБРАМ СОЛОМОНОВИЧ:
     О чём речь?

ЭДИК:
     Наумчик забыл про Income Tax.

А.С.:
     Ничего, вспомнит. Циля, фэйгэлэ, дай мне чаю. Что-то во рту пересохло.

ЦИЛЯ:
     А ты не заболел случайно? Сейчас, говорят, какой-то вирус ходит.

ЭДИК:
     Бабушка, я тебе уже объяснял – у нас против вируса есть Norton.

ЦИЛЯ:
     Какой Norton? Против вируса у меня есть чай с лимоном.

А.С.:
     Вот и дай мне чаю с лимоном.

     И тут включается компьютер. Я пришёл домой, жены нет – уехала, наверно, к подруге в Манделайн, есть не хочется, я пошёл на второй этаж, нажал кнопку, в железном ящике что-то зашевелилось, загудело, замерцало, задвигалось… Надо бы проверить E-mail.

ЭДИК:
     Бабушка, Наумчик уже пришёл! Можешь жарить свои котлеты. Вентилятор работает!

РОЗА:
     Что ты кричишь? Он же тебя услышит.

ЭДИК:
     Не услышит. У нас тут virtual life, а у него – real. Don’t worry.

А.С.:
     Включил уже! Эдик, ласточка, посмотри там на экран – что он хочет?

ЭДИК:
     Он хочет проверить E-mail.    

А.С.:
     Нельзя даже чаю выпить! Пусть подождёт. Спроси у него пароль.

ЭДИК:
     Дедушка, не пароль, а password.
 
А.С.:
     Значит, спроси password. А я пока чаю выпью. Что там у него в E-mail?

ЭДИК:
     Тут много чего. Мortgage предлагают. Опять mortgage. Лекарства из Канады. Работа на дому, большие заработки. Penis enlargement.

А.С.:
     Что такое?

ЭДИК:
     Penis enlargement. Три инча за месяц. Unbelievable results.

А.С.:
     Роза, это что – тема для ребёнка? Сколько раз я говорил – фильтруй почту! Нечего держать в доме всякую гадость! Эдик, отойди оттуда, пусть мама читает.

РОЗА:
     Ты же сам дал ему проверять. Penis enlargement. Что, в самом деле можно увеличить?

А.С.:
     И ты тоже! Нажми Delete. Наумчику это уже не нужно. Дальше читай.

РОЗА:
     Message от Маши из Москвы.

А.С.:
     Что пишет?

РОЗА:
     Может быть, приедет. Что тут ещё? Так, loan под низкий процент. Кто-то хочет познакомиться. Опять enlargement…

А.С.:
     Из Москвы – оставь. Остальное удали. Всё, я уже иду. Циля, фэйгэлэ, спасибо за чай.

ЦИЛЯ:
     Обедать будем?

А.С.:
     Когда обедать? Он сейчас будет морочить нам голову часа полтора. Вот, пожалуйста – ему нужен Амазон. Эдик, кто такой Амазон?

ЦИЛЯ:
     Может быть, Гольдензон?

А.С.:
     Какой Гольдензон? Я же сказал – Амазон! Эдик?

ЭДИК:
     Амазон – это который книги продаёт.

ЦИЛЯ:
     Что, у него уже книг мало? Вся квартира завалена книгами. Чего ему ещё нехватает?

А.С.:
     Он хочет Амазон – я дам ему Амазон. Ага. Ему таки нужна книга. Называется “Bella Tuscany”. Зачем ему “Bella Tuscany”? В твёрдом переплёте. 16.99.

ЦИЛЯ:
     Так дорого? Дешевле нету там?

А.С.:
     Есть дешевле. 6.99. Used, но в хорошем состоянии.

ЦИЛЯ:
     Вот эту и закажи.

А.С.:
     Будет через пять недель.

ЦИЛЯ:
     А хоть через шесть. Заказывай. Напиши Наумчику, что книга есть. А Фармазону дай номер Визы. Номер помнишь?

А.С.:
     Что я, совсем уже память потерял?

РОЗА:
     Да, папа, ты меня извини, но памяти у нас, правда, недостаточно. Недавно приходил один, сказал, что добавит.

 А.С.:
     Забудет. Ему самому не мешает памяти добавить. Мне надо выйти в туалет. Эдик, посиди здесь. Покажи ему там окошечки.

ЭДИК:
     Дедушка! Не окошечки, а windows.

А.С.:
     Пускай  windows. Мне всё равно надо в туалет.

ЭДИК:
     О! Он спрашивает свой checking account.

ЦИЛЯ:
     Что я говорила?

А.С.:
     Надо меньше чаю пить. Что он теперь хочет?

ЭДИК:
     Checking account.

А.С.:
     Так. Дай мне калькулятор. У него 76 долларов 84 цента. Он же вчера проверял!

РОЗА:
     Может, он думает, что уже пенсия пришла?

А.С.:
     Он что – забыл? Пенсия в среду. А сегодня вторник.

РОЗА:
     Что – уже и проверить нельзя?

А.С.:
     Проверить можно, но денег от этого не прибавится.

РОЗА:
     Пусть идёт работать.

ЦИЛЯ:
     Он иногда ищет.

РОЗА:
     А где он ищет?

А.С.:
     В “Chicago Tribune”.

РОЗА:
     И что?

А.С.:
     Какая работа? Халоймэс. По его профессии никакой работы нет.

ЦИЛЯ:
     Так найди ему. У тебя там полно всяких объявлений.

А.С.:
     Full  time он не хочет.

ЦИЛЯ:
     Так найди ему part time.

А.С.:
     Хорошо, я посмотрю. Но пока ничего ему не обещай.

ЭДИК:
     Дедушка, лучше всего работать на кэш.

А.С.:
     Всё он знает! Ты уроки свои сделал?

ЭДИК:
     Уроки я уже сделал. Сейчас я читаю Стихи дат ру.

А.С.:
     Подожди. А это что? Он хочет e-bay какой-то. Эдик, что такое e-bay?

ЦИЛЯ:
     А, это уже Аля пришла. Она хочет каракулевую шубу продать.

А.С.:
     Вы мне можете сказать, что такое e-bay?

ЦИЛЯ:
     У неё три каракулевые шубы, она их не носит.

РОЗА:
     Не думаю, что можно их продать.

А.С.:
     Ша! Скажите мне, что такое e-bay, а не то я всех пошлю к e-bayной матери!

ЭДИК:
     Дедушка, e-bay – это такой базар, где можно всё покупать и продавать.

А.С.:
     И что?

ЦИЛЯ:
     Ты Алю знаешь? Наумчика жену?

А.С.:
     А что же, я её не знаю?

ЦИЛЯ:
     Так вот, она хочет продать каракулевую шубу.

А.С.:
     Зачем?

ЦИЛЯ:
     Как зачем? Деньги нужны.

А.С.:
     Так надо шубу продавать? Завтра пенсия будет.

ЦИЛЯ:
     Ей шуба не нужна. У неё их три.

А.С.:
     Ничего, пусть лежат. Иди купи потом. Эдик, напиши ей по-английски: can not find server. И вообще – это она или нет? Роза, посмотри там!

РОЗА:
     Как я посмотрю?

А.С.:
     Как я посмотрю! Всё надо объяснять. Видишь, щёлочка там на Эй-драйве?

РОЗА:
     Ну вижу.

А.С.:
     Вот через неё и посмотри. Она это?

РОЗА:
     Аля? Она.

А.С.:
     Что она делает?

РОЗА:
     Ругает Наумчика.

А.С.:
     Что она говорит? Ты слышишь?

РОЗА:
     Она говорит: почему все могут выходить на e-bay, а ты не можешь?

А.С.:
     А он что?

РОЗА:
     А он говорит, что компьютер старый, и он ничего сделать не может.

А.С.:
     Правильно говорит. Нечего шубы продавать.

РОЗА:
     Теперь она ушла.

А.С.:
     Я понял, что ушла. Он переключился на русский алфавит. Можешь уже от Эй-драйва отойти.

РОЗА:
     Будет стихи печатать?

А.С.:
     Нет, он вроде бы письмо пишет.

ЦИЛЯ:
     Кому письмо?

А.С.:
     Я знаю – кому? Он ещё имя не написал. Вот. Господину Захарову.

ЦИЛЯ:
     Игорю Валентиновичу?

А.С.:
     Он не пишет – Игорю Валентиновичу. Он пишет – господину Захарову.

ЦИЛЯ:
     Что у него общего с Захаровым?

РОЗА:
     Кто такой Захаров?

ЭДИК:
     Мама, нам точно нужна дополнителная память. Ты помнишь, Захаров прислал Наумчику письмо, что будет печатать его книжку?

РОЗА:
     А, это тот Захаров?

ЦИЛЯ:
     Это таки тот Захаров.

А.С.:
     Ша! Я не могу сосредоточиться. Мне же надо проверять, где какие запятые, точки и тире. Роза, перед “как” нужна запятая?

РОЗА:
     Смотря где.

А.С.:
     Он пишет: “Как человек доверчивый, я отправил вам…” Перед “как” нужна запятая?

РОЗА:
     Какая тут может быть запятая? “Как” же стоит в начале предложения!

А.С.:
     Да, действительно. Значит, не нужна?

ЦИЛЯ:
     Абрам, что такое? Что ты прицепился к запятым? Читай письмо.

А.С.:
     Да? Читай письмо? А как же тайна переписки?

ЦИЛЯ:
     Это что – хохма? О чём он пишет?

А.С.:
     А, ничего особенного. Как человек доверчивый, я отправил вам рукопись новой книги для того, чтобы вы могли… Стоп! Что он делает? Он всё удалил. Хорошо, что я сделал “save”.

ЦИЛЯ:
     Что с того, что ты сделал “save”?

А.С.
     Ничего. Завтра он вернётся к этому письму, тогда я подложу ему эту фразу.

ЭДИК:
     Дедушка, напомни ему про Income Tax.

А.С.:
     Это ты ему напомни про Income Tax. Иди сюда, напиши по-английски: Наумчик, шлемазл, когда ты будешь составлять Income Tax?

ЭДИК:
     Так не пишут. Надо так: Gentlemen, the deadline for the Income Tax submittal is approaching fast. Please do not forget to do your taxes on time.

А.С.:
     Ты думаешь, так лучше? Написал?

ЭДИК:
     Написал.

А.С.:
     А он что?

ЭДИК:
     А он нажал на “Remind me later”.

А.С.:
     Что значит – later? Уже времени совсем не осталось. Напиши ему, чтоб составлял немедленно, а то будет платить штраф. Если нужна форма 1040, у нас есть.

РОЗА:
     Ему нужна форма 1040-А.

А.С.:
     1040-А у нас тоже есть. Или я ему найду на Интернете Turbo-Tax, за 20 минут мы всё сделаем.

ЭДИК:
     Property Tax тоже надо уплатить, между прочим, до первого числа.

ЦИЛЯ:
     Что вы прицепились к человеку? Завтра нельзя это сделать? Дайте ему лучше музыку.

А.С.:
     Я не могу дать ему музыку. Он должен её заказать. Или поставить диск.

ЭДИК:
     Дедушка, включи ему Real Player, как будто нечаянно. И поставь Высоцкого.

А.С.:
     Хорошо. Неси сюда проигрыватель, я поставлю.

     И вдруг, неожиданно для меня, из динамиков, подключённых к железному ящику, раздаётся хриплый голос Владимира Высоцкого – подарок Абрама Соломоновича и его домочадцев. Я понимаю, что он это сделал как бы нечаянно, а на самом деле – для того, чтобы дать мне отвлечься от писем, счетов, инкам тэксов и прочей дребедени, называемой – жизнь. И я после песни в знак благодарности выключаю свой компьютер – пускай семейство спокойно пообедает, то же самое не помешает и мне…
     Этот железный ящик – я принёс его со всеми причиндалами с работы. Компания, где я трудился, обанкротилась, и после 20 лет мотания по заводам, электростанциям, небоскрёбам, школам я остался без зарплаты, страховки и всего того, что называют бенефитами. И тогда я забрал компьютер, на котором составлял свои сметы и писал письма заказчикам и который служил мне много лет. Это мой единственный оставшийся бенефит.
     Теперь он стоит у меня дома, на втором этаже, в комнате сына, покинувшего отчий дом. С его помощью я пишу стихи, заметки и пиесы вроде этой.
     Проходят годы, Абрам Соломонович стареет. Я замечаю, что после моих вопросов он долго думает, его ответ как бы зависает где-то в мировом пространстве, прежде чем появиться на экране монитора. Иногда компьютер начинает нервничать, он показывает какие-то непонятные знаки, внутри него раздаётся утробное урчание, а потом он выключается сам по себе, и я не знаю, что с ним.
     Я ухожу и оставляю его в покое. Но через несколько часов я с опаской опять подхожу к нему, сажусь на стул и осторожно включаю. Что-то начинает шевелиться, гудеть, мерцать, двигаться, на экране монитора появляется требование назвать password, и я понимаю, что жизнь – продолжается.
     Здравствуйте, Абрам Соломонович.         

2002 г.

Источник: Стихи.ру

Автор: Наум Сагаловский
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Добавить комментарий

Оставить комментарий