Яным

Люди, позируя, фотографировались на фоне убитой волчицы. Возле хищницы лежало трое щенят. На них не стали тратить патронов, безжалостно забив камнями. Состоятельные горожане приехали в эти горно-лесистые места поразвлечься. Их было пятеро, с новыми американскими ружьями.

- Это я ее подстрелил, — гордо заявил Гасан, надавив носком сапога на сосок мертвой волчицы. Брызнуло молоко.

Никто ему не возразил. Четверо остальных были его подчиненными в финансовом отделе одного из министерств республики.
К логову зверя «гостей» привел местный житель, глухонемой Фазиль. Природа человека   удивительна. Давно подмечено, если Аллах отказывает человеку в чем-то, то другим наделит его сторицей. Так произошло и с глухонемым. Он обладал необыкновенным обонянием, проще говоря, нюхом ищейки, а зоркость была подобна орлиной.

Нору матерого хищника Фазиль обнаружил еще месяц назад. Она была обжитой, но волчицы в ней на тот момент не было. После охотник не раз наведывался сюда, однако зверь, словно чувствовал его, вовремя покидая логово.

Два дня назад вечером появились горожане. На Фазиля, как знающего лес, им указали соседи глухонемого. Одинокий хозяин пригласил охотников в дом. От предложенного скромного ужина гости отказались, расставляя на столе свой двухдневный запас продовольствия. Тех продуктов, что лежали теперь перед хозяином дома, неприхотливому следопыту с лихвой хватило бы на целый месяц. Особенно его поразили две полные кассеты импортной водки. К спиртному Фазиль был неравнодушен. Перед сном договорились о цене за ночлег и услуги следопыта.

Утром охотники спустились к озеру у подножия горы. Там, в зарослях камыша, обитало небольшое семейство диких кабанов. Обнаружив секача, Фазиль, одному ему известным способом, выманил зверя на поляну. Пять одновременных ружейных выстрелов не оставили шансов животному. Довольные гости, как и положено, сфотографировались у поверженного трофея. Глухонемому понадобилось пятнадцать минут, чтобы освежевать тушу дикой свиньи. Удачную охоту, вернувшись в дом, отметили шашлыком из свежей кабанины и изрядным количеством спиртного. К мясу Фазиль не притронулся, но водку пил не останавливаясь, закусывая овечьим сыром. После того, как люди утолили голод, а алкоголь по крови добрался до мозговых извилин, наступило время охотничьих баек. Многие глухонемые умеют «читать по губам», не был исключением и Фазиль. Только он называл это - «слушать по губам». И вдруг прозвучало слово «волк», заставившее хозяина дома насторожиться. Когда же, говорившей в очередной раз упомянул хищника, Фазиль пальцем коснулся его плеча.

- Чего тебе? – спросил гость.

Глухонемой знаками объяснил ему, что готов показать охотникам волчью нору и, если повезет, вывести на хищника. За услугу он просил дополнительные три бутылки водки, как доплату к ранее выплаченным ему ста пятидесяти манатам. Глаза у приезжих загорелись. Предложение было принято единогласно.

На рассвете Фазиль повел их в лес.

…Громко и весело обсуждая удачную охоту, горожане, поднимаясь по тропинке, вышли на дорогу. Через три часа черный джип их доставит в Баку. А потом долго еще сотрудники министерства будут с восхищением разглядывать снимок охотников над убитой волчицей, отмечая их удачливость и бесстрашие. Сама же фотография, увеличенная до размеров фотопортрета, займет достойное место в кабинете, за спиной начальника финансового отдела, Гасана Фараджева.

Оставшийся в лесу Фазиль закопал волчицу и щенят. Убить кормящего зверя, пусть даже хищника, для него значило нарушить табу, которое охотник считал для себя законом. Присев на поваленное дерево, он отложил ружье и вытащил из вещмешка водку. Было не по себе. Неожиданно он, со всего размаха, швырнул бутылку в поросший мхом камень. Дернул же его черт привести этих людей сюда.



«И на что позарился?» - от стыда перед самим собой, Фазиль готов был сквозь землю провалиться. Глухонемой потянулся за ружьем. Надо было возвращаться домой. Вдруг он почувствовал, что на него кто-то смотрит. Охотник обернулся. На месте, где была зарыта хищница, стоял волчонок. Откуда он появился? Где он прятался все это время?  Одно ясно - это последний щенок из волчьего помета. С трудом выговаривая «яным», Фазиль присел на корточки и поманил его. Сказать «яныма» («ко мне» - азерб.), у него не получалось. Многие ли знают, каких мучений стоит глухонемому произнести слово? Наверное, чтобы это понять, надо самому испытать этот недуг. Удивительно, но волчонок подбежал к нему.

Прошло два месяца. Каждый раз, выходя из дома с похлебкой, Фазиль подзывал щенка к себе уже привычным «яным». Волчонок давно воспринял это слово, как свое новое имя и, услышав его, радостно бежал к хозяину. В три месяца Яным выглядел, как взрослая собака. Сами же дворовые псы волка обходили с опаской. Впрочем, как и люди.

Охота была основным промыслом Фазиля. Однако в летние месяцы он, за определенную плату, брался пасти сельских овец. С тех пор, как на пастбища с ним отправлялся Яным, отара всегда возвращалась в село в целости и сохранности. И, все равно, люди просили Фазиля избавиться от волка, а если быть точнее, усыпить его или пристрелить. Все доводы, что Яным безобиден, не воспринимались соседями. Они были уверены - волку в селе не место.

Однажды на хищника, которому исполнилось всего-то восемь месяцев, напал трехлетний волкодав Алабаш. Каково же было удивление сельчан, когда после короткой схватки, грозный пес лежал на земле с перерезанным горлом. После этого люди уже не просили, а требовали у Фазиля избавиться от хищника. Но еще год Яным верно служил хозяину. Ни одна собака не могла выслеживать так дичь, как делал это волк. К страху перед волком прибавилась и зависть к Фазилю со стороны охотников.

Пожар случился летней ночью. Фазиля разбудил Яным. Зверь запрыгнул в окно со двора, где располагалась его конура и стащил хозяина с кровати. Горел дом соседа, Ибрагима. Над крышей поднималось красное зарево. Сельчане, передавая друг другу ведра с водой, пытались справиться с огнем. Жена Ибрагима в истерике рвала на себе волосы, расцарапав в кровь лицо. В доме осталась ее младшая дочь, Севиль. Детский крик и плач сводили с ума. Мужчины повалили Ибрагима на землю, удерживая того от попытки броситься в пламя. Спасти ребенка было невозможно.  И тут Яным, по команде Фазиля, бесстрашно ринулся в пекло. Отыскав ребенка, он мощными клыками перехватил предплечье девочки. Прогоревшая крыша вот-вот должна была рухнуть. Не обращая внимания на боль, доставленную ребенку, волк вытащил ее из-под кровати. Яным успел выскочить из пламени, когда дом посыпался, словно карточный. Пятилетняя Севиль была спасена. Когда девочка пришла в себя, она заикалась. По руке, от плеча стекала кровь. Мать, захлебываясь слезами радости, прижимала к себе ребенка. Ибрагима и его семью окружили сельчане. Кто-то принес одеяло и укрыл Севиль. В стороне от людей стоял Яным, с диким оскалом и страшными глазами. На хищнике дымилась шерсть. К утру из района прибыли «скорая» и пожарные. Люди в белых халатах обработали рану ребенка, нанесенную грозными клыками волка. Ожогов, как ни странно, не было.

Девочку отвезли в районную больницу. Там врач-логопед заявил Ибрагиму, что дефект речи ребенка – следствие испуга. Когда отец и врач поинтересовались у Севиль, что ее так сильно напугало, та, заплакав, сказала: «волк».

Все село собралось у дома Фазиля. Люди требовали от глухонемого избавить их от дикого зверя. Особенно усердствовал Ибрагим. Неблагодарный сосед слишком быстро забыл, кто был спасителем его ребенка. В руках он держал плотничный топор. Яным, почувствовав угрозу, забился в конуру. Следопыт стоял перед соседями, пытаясь движением рук и мимикой лица объяснить людям, как они не правы и жестоки к волку, спасшему девочку. Но все было бесполезно. Сельчане были настроены решительно. Понимая, что сейчас может произойти неизбежное, Фазиль дал слово пристрелить Яныма. Только после этого люди разошлись.

Весь день одинокий сельчанин просидел рядом с волком, почесывая у него за ухом и поглаживая по спине. Яным был удивлен ласке вечно угрюмого хозяина. Своим звериным инстинктом он чувствовал, что происходит что-то неладное.

Вечером в лесу, сняв цепь и расстегнув ошейник, глухонемой приказал Яныму бежать. Весело подпрыгнув, тот бросился в заросли, посчитав, что началась очередная охота. Через некоторое время волк оглянулся. Хозяина нигде не было. Обогнав Фазиля на опушке, Яным резко остановился перед ним с немым вопросом в глазах. Так могут смотреть только преданные людям собаки, пытаясь понять, что от них хотят. Фазиль приказал Яныму уходить, но волк оставался на месте. Тогда охотник направил на него заряженное дробью ружье. Хищник удивленно отбежал и снова опустился на задние лапы. Он давно знал, как опасна эта палка, убивающая на расстоянии. Фазиль прицелился, а Яным все не убегал. Следопыту мешали слезы. Наконец, совладав с собой, он выстрелил. Дробь не способная убить крупного хищника, боль приносила неимоверную. Волк, взвыл от неожиданного удара картечи. Через минуту он был далеко в лесу. «За что?» - этого Яным не мог понять.

Продолжение следует..


Источник: Онлайн журнал "Он и Она"

Автор: Аладдин Ягубов
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий