Апокалипсис

17 июля 2011 года Земля полностью перешла под контроль пришельцев. Кто они? Этот вопрос уже никого не интересовал. Человечества на «зеленой планете» не существовало.

- Господин Президент, - голос министра обороны Джефри Уайта дрожал от волнения – Вы должны принять решение.
Помещение, в котором мы находились, было без окон и представляло собой правильный прямоугольник, площадью около пятидесяти квадратных метра. Уайт обращался к человеку, стоявшему лицом к стене, с заложенными за спину руками. Неоновый свет четырех люминесцентных ламп ложился на лица неприятной бледностью.

Два часа тому назад, Энтони Блэйк, советник президента, вывел из строя кодовую систему бронированных дверей бункера. Шестеро из последних людей на земле были замурованы. Энтони, в молодости – один из подающих надежду физиков-электронщиков, однажды отказавшись от карьеры ученого, связал свою судьбу с политикой. И вот Блэйк – на вершине власти, он – в команде президента. Десять дней назад президент, Филипп Ламбер, назначил его советником по национальному вопросу, а через неделю… а через неделю нации не стало. И не только нации... Исчезла человеческая цивилизация.

Откуда появились пришельцы на Земле – так и осталось загадкой. Даже министр науки и образования, Салех Найри, не смог ответить на этот вопрос. Салех, работавший когда-то в космической индустрии, растерянно разводил руками.
- Поверьте, я не знаю, кто они?! Из нашей или из какой другой галактики? Но то, что они прилетели на аппаратах, оснащенных особой защитой – факт, -  Найри, словно пытался оправдаться. – Иначе, как объяснить то, что наши приборы космического слежения не обнаружили их на подлете к Земле?

Старина Салех напрасно считал себя виноватым. Уж если кто и должен был посыпать голову пеплом, так это Джефри. Это его ведомство контролирует космос. Одна из самых мощнейших структур защиты государства в мире оказалась бессильна перед нашествием «звездных» завоевателей. И все же, никто не посмел укорять Уайта. Все понимали: уровень развития пришельцев несоизмеримо превосходил наш. Мы оказались, просто, не готовы к вторжению из космоса.
- Филипп, мы теряем время, - Марк Вульф, отвечавший за безопасность президента, единственный из нас, кто мог позволить себе обратиться к нему на «ты». Ламбер и Вульф были знакомы более двадцати лет. В далекой молодости, еще в студенческих кружках, начиналась их политическая карьера. И вот, глобальная мечта стереть с карты Земли границы и объединить человечество в одно целое почти что сбылась.

Пять лет назад Филип был избран президентом. Всю его «предвыборную» компанию организовал и возглавлял Марк. Долгими ночами два друга работали над программой, ставшей впоследствии политической платформой Филиппа Ламбера и его команды единомышленников. И теперь все рухнуло.
- Марк, неужели это конец? - Президент медленно повернулся к нам. Пронзительные черные глаза, нос с небольшой горбинкой, сжатые губы и волевой подбородок. Седые, вьющиеся волосы, разделенные идеальным пробором на левой стороне головы, подчеркивали безупречную аккуратность Ламбера. Перед нами стоял великий человек, обязанный принять решение, которое станет последним аккордом апокалипсиса.
- Я понимаю тебя: трудно. – Марк говорил очень тихо, но каждое его слово стучало набатом в наших сердцах, - За всю историю планеты Земля не было ничего подобного. Мы не имеем права требовать от тебя ЭТОГО, но решение принимать надо! И помни, Филипп – мы до конца с тобой!

Наступила гнетущая тишина. Наконец президент сделал три шага и остановился у красной полусферической кнопки, встроенной в бетонную стену. Не отрывая от нее взгляда, Ламбер произнес:
- Дэвид, ты готов записать мое последнее обращение? - Филип не смог уточнить, к кому. К нации, которой больше нет? К человечеству, которого тоже нет? К Земле, которая через мгновения исчезнет с лица Вселенной? К кому? - Ламбер горько усмехнулся, - Пиши, Дэвид!



Дэвид Бредли – это я, пресс-секретарь президента Филиппа Ламбера. Мне тридцать семь. Свою должность при аппарате президента я занимаю уже два года. В свое время мою кандидатуру Марку Вульфу предложил министр транспорта Эдвард Хэсли, а тот, уже в свою очередь, Ламберу.  Радости моей не было предела. Моя карьера стремительно поднималась в гору, и вот – черта, за которой нет будущего.

Еще десять дней тому назад я строил планы, аккуратно вставляя в них свои радужные мечты. А вчера пришельцы увели моего ангела-хранителя Эдварда и вице-президента Майкла Лонга. Они не вернулись. Это стало последней каплей нашего терпения. Мы не сомневались – пришельцы увели их для своих дьявольских экспериментов. Люди были для них подопытным материалом. Когда наши протесты вылились в акции неповиновения, генерал инопланетян на замечание Марка Вульфа, что «человечество им этого не простит», ответил ему чудовищно просто:
- Успокойте президента и ваших министров. Человечества больше нет!

Прошло немного времени, пока мы осознали услышанное. Несколько минут гробового молчания были прерваны Филиппом. Он приказал Энтони заблокировать дверь. И вот уже целый час «всемогущие» пришельцы пытаются вскрыть ее.
- Пишите, Дэвид. Я буду краток. - Президент решительно посмотрел на меня. - Итак:
«Я, президент Филип Ламбер, обращаюсь к тем, кто, может быть, когда-то услышит нас. Я и пятеро моих моих друзей: Дэвид Бредли, Марк Вульф, Джефри Уайт, Салех Найри и Энтони Блэйк – последние люди на Земле.
Космические эскадры воинственных пришельцев захватили нашу планету. Сегодня 18 июля 2011 года. Тысячелетняя цивилизация пала! Варвары-инопланетяне уничтожили нас. Была ли на это воля Божья? Не знаю. Может это расплата за наши ошибки? Не знаю. Может, это кара за наши грехи? Не знаю. Однако если это так, то мы были близки к их искуплению... Мы стояли на пороге величайшей гармонии единения человечества. Перед нами открывались великие горизонты. Увы, свершиться этому не суждено! Но мы, ценой своей гибели, спасем иные цивилизации Вселенной. Через минуту Земля исчезнет, вместе с поработившими ее кровожадными завоевателями. Колыбель человечества не станет плацдармом космической агрессии!
Примите последний привет Земли!
Храни вас Бог!»

После пламенного обращения Филиппа Ламбера наступила тишина. Мы стояли перед порогом «момента истины». Решение было принято! Наконец, президент счел нужным прервать затянувшуюся паузу.
- Дэвид, попробуйте спрятать мое обращение. Впрочем, вряд ли это поможет, - он посмотрел на глазки видеокамер в углах, по периметру потолка - и все же, будьте добры, постарайтесь!
Я прижался к стене. Заложив руку за спину, с исписанным листком, просунул его под обшивку звукоизоляции бункера.
- Все, господин президент, – отчитался я.
- Спасибо, Дэвид!
Ламбер внимательно посмотрел каждому из нас в глаза.
- Итак, вы готовы? - спросил он.
- Да, господин президент! – ответил стройный хор решительных голосов.
- Спасибо вам, друзья, за верность!

Филипп подошел к кнопке. Через секунду, в равноудаленных восемнадцати точках Земного шара, одновременно произойдет ядерный взрыв. Сила и мощь его, лишь на мгновение, сдвинет «зеленую планету» со своей орбиты, но этого будет достаточно, чтобы на Земле не осталось ничего живого. Исчезнет Земля – исчезнут и пришельцы...

Президент, без колебаний, вжал в стену красную полусферу, размером с ладонь. Раздалась оглушительная сирена, от звука которой готовы были лопнуть ушные перепонки. Люминесцентные лампы гасли и загорались с невероятной частотой. В ту же минуту дверь распахнулась. Восемь инопланетян набросились на нас. Повалив на пол, они закатали нам рукава и ввели смертельные инъекции. Командовал пришельцами «генерал». Я улыбался. Они не успели. История Земли дописана!



- Как вы могли допустить это? - кричал в своем кабинете Шакир Новрузов.
- Так вы же сами спровоцировали их, сказав, что человечества больше нет!
- Что?.. - Новрузов готов был уничтожить Кямиля, молодого оператора по обслуживанию видеокамер. Кямиль и сам не понимал, как он осмелился заявить такое Шакир мюаллиму, и теперь испуганно, всем телом, вжался в жесткий стул. Но Новрузов уже переключился на начальника охраны. С оператором он разберется завтра.
- А вы, Самед Фазилевич, откуда вы выкопали этого старика-слесаря? Сорок минут провозился с дверным замком.
- Так в районном отделении полиции порекомендовали. Кто же знал, что он уже пятнадцать лет не занимается этим делом?! Говорит, «завязал». А без практики многое подзабыл, - оправдывался Самед Ёлдашев.
- Завтра же установите везде новые замки, - распорядился Новрузов, - И еще, поинтересуйтесь у этого «советника президента», как он умудряется без каких-либо инструментов блокировать двери.
Шакир мюаллим устало опустился в кресло. Отхлебнув два-три глотка остывшего чая, он поискал глазами своего «зама».
- Ну а ты, Фарид? Сколько раз я тебе говорил, чтобы отключили эту чертову сирену? Всю округу подняла на ноги своим ревом. Теперь опять на «ковер», в райисполком. У председателя целая папка жалоб от жителей района.
- Все, Шакир мюаллим, завтра ее уберут. За всем будут следить с центрального поста, по мониторам, - пообещал Фарид Азизович Алыев. Грузный Новрузов поднялся с кресла. Было десять часов вечера. Перипетии дня утомили его. Ему хотелось спать. Пора ехать домой.
- Так, остаются два дежурных врача и восемь санитаров. Остальные все –  свободны, - распорядился он.
Ёлдашев помог Шакир мюаллиму надеть плащ.

Через пять минут главврач Новрузов, на собственном «лексусе», отъезжал от Республиканского Психдиспансера № 3.

Апокалипсиса не будет…



Источник: Онлайн журнал "Он и Она"

Автор: Аладдин Ягубов
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий