Снявши голову...

Великий композитор Франц Иосиф Гайдн, при жизни человек тихий и спокойный, в своём – если можно так выразиться – загробном существовании пережил много беспокойства и неприятностей.
Он умер 31-го мая 1809-го года. В то время распространилась новая “наука” – френология, утверждавшая, что форма черепа определяет таланты и способности человека. И вот, двое приверженцев этой “науки” – Йоханн Петер и его друг Розенбаум (ничего общего с нынешним бардом) решили, что изучение головы композитора расширит их знания в области френологии. Под покровом ночи они вернулись на кладбище в Вене, где только что предали тело Гайдна земле, открыли могилу, отделили голову от тела и унесли с собой.
Они отнесли голову профессору Галлу, ведущему специалисту по френологии, для исследования и соответствующих замеров. Затем голова была возвращена Петеру, и тот поместил её в специально построенную им усыпальницу из чёрного дерева по форме старинных римских гробниц. Усыпальница была украшена позолоченной лирой, а голова покоилась на белой шёлковой подушке, отороченной чёрным бархатом. И в довершение ко всему – усыпальница была заключена в стеклянный ящик. Всё это было сделано в знак уважения к таланту великого композитора.
И безголовое тело Гайдна могло бы ещё многие и многие годы покоиться в земле, если бы не попечитель и друг композитора на протяжении 50-ти лет князь Эстерхази. Князь решил, что такой великий музыкант как Гайдн не должен быть похоронен на общественном кладбище и что место ему – в часовне на территории замка в городке Айзенштадт, где жил князь. Решил – и заказал роскошный дорогой гроб для тела друга, но тут же обо всём и забыл.
Через 11 лет князя посетил Граф Кембриджский, и в его честь хозяин замка организовал исполнение гайдновского шедевра “Сотворение мира”. Графу исполнение очень понравилось, и, выражая благодарность князю Эстерхази, он похвалил его за то, что тот чтит свою дружбу с Гайдном даже после его смерти. Это вдруг напомнило князю о забытом плане перенести прах Гайдна в свой замок. Он приказал немедленно доставить прах из Вены. В октябре 1820-го года гроб с останками Гайдна прибыл в Айзенштадт, и тут, ко всеобщему ужасу, обнаружилось, что у покойного нет головы.
Взбешённый князь начал проводить следствие и напал на след Петера и Розенбаума. Однако, Розенбаум, в доме которого и находилась усыпальница с головой Гайдна, не имел никакого намерения расставаться с драгоценной реликвией. Соглашаясь на словах с требованием князя Эстерхази вернуть ему голову композитора, Розенбаум пошёл на подлог: он выдал князю череп другого человека по фамилии Мейер.
Князь Эстерхази, будучи человеком образованным и обладая многими достоинствами, был также и опытным френологом. Он обследовал череп и понял, что его обманули, потому что череп принадлежал мужчине в возрасте около 50-и лет, в то время как Гайдн умер в возрасте 77-и лет. Князь тут же вернул череп Розенбауму и потребовал, чтобы тот выдал ему настоящий череп. Розенбаум же нашёл череп другого мужчины, уже в возрасте семидесяти с лишним лет, и опять обманул князя, а тот, успокоенный, присоединил голову, как он считал, Гайдна к имеющемуся телу и похоронил останки в часовне на территории своего замка.
Вскорости и Розенбаум умер, оставив истинную голову Гайдна Петеру с требованием передать реликвию в Венское Общество Любителей Музыки. Это требование было исполнено лишь в 1895-м году. Вдова Петера передала голову композитора некоему доктору Карлу Хеллеру, который, в свою очередь, презентовал её доктору-анатому Рокитанскому. После смерти Рокитанского его сын передал, наконец, голову-путешественницу Обществу Любителей Музыки.



Эта организация решила присоединить голову к телу композитора, но этому помешали война, политика и мелкие дрязги между членами Общества. Попытки воссоединения головы с телом были предприняты в 1912-м, в 1932-м и в 1939-м годах, и всё это время голова находилась в банковском сейфе в той же усыпальнице, заключённой в стеклянный ящик.
После Второй мировой войны все обстоятельства утряслись, и головой занялся лично 79-летний австрийский кардинал Иннитцер. Он благословил голову Гайдна, и она была отправлена на украшенном цветами катафалке в Айзенштадт, в 45 милях от Вены. Франц Иосиф Гайдн смог, наконец, успокоиться после смерти.

Не менее занятная судьба постигла также и череп Оливера Кромвеля – лорда-протектора Британского Содружества, который умер в возрасте 58-и лет 3-го сентября 1658-го года, в годовщину его знаменитых сражений при Данбаре и Ворчестере. На следующий день, 4-го сентября, тело Кромвеля бальзамировали и без лишнего шума погребли в часовне Генриха VII в Вестминстерском аббатстве. Публичные похороны Кромвеля состоялись 23-го ноября, где тело покойного изображала фигура, выполненная из дерева и воска. Фигура эта стоила немало – 60 тысяч фунтов стерлингов.
Тело Кромвеля оставалось в месте погребения во время правления его сына Ричарда, но с возвращением монархии было выкопано и вместе с останками двух его соратников привезено на санях в город Тибурн. Под улюлюканье толпы три скелета были повешены и висели для обозрения до вечера, когда явился палач и топором обезглавил всех троих. Для того, чтобы отделить голову Кромвеля от тела, палачу пришлось нанести 8 ударов топором. При свете факелов черепа Кромвеля и его соратников были посажены на пики, а пики водружены на крыше Вестминстерского Холла. Тела же трёх несчастных сбросили в яму неподалёку.
25 лет череп Кромвеля находился на крыше Холла, пока однажды не исчез, унесённый ветром во время грозы. Власти расклеили объявление с требованием найти и вернуть пропажу. Череп был найден неким стражником, который принёс его домой и спрятал в дымовой трубе, не сказав об этом никому, даже домашним. Через много лет, умирая, он рассказал о черепе дочери, а та, в конце концов, продала череп дальним родственникам Кромвеля – семье Рассел из города Кембриджшайр. В 1710-м году семья продала его частному коллекционеру по имени Дю Пай, но в 1775-м году череп опять очутился у Расселов – им завладел Джеймс Рассел, комик, пьяница и вечный должник.
Джеймс Рассел часто появлялся на сцене театра Ковент Гарден, но это не приносило ему больших доходов, и он зарабатывал тем, что выставлял голову Кромвеля на пике для обозрения публики по 2 шиллинга и 6 пенсов с человека. Однажды Джеймс задолжал ювелиру по имени Кокс 101 фунт стерлингов и под угрозой заключения в долговую тюрьму вынужден был продать голову Коксу за 118 фунтов.
Кокс, в свою очередь, разорился тоже, и голову Кромвеля в 1799-м году купил за 230 фунтов синдикат из трёх проходимцев, которые решили выставить её для обозрения. Они даже наняли художника Джона Кренча для изготовления плакатов и листовок, но затея эта с треском провалилась. В 1813-м году один из членов синдиката выставил череп на выставке в Лондоне и дважды в течение месяца пытался продать его – сперва владельцу музея на Пикадилли, а затем члену парламента Расселу. Никто, однако, черепа не купил, и через год, когда все три проходимца умерли, череп достался дочери одного из них. Она же продала череп некоему Исайе Генри Вилкинсону, и блуждавшая доселе по миру голова находилась в семье Вилкинсонов очень долго. Последним её владельцем стал Кенон Гораций Рикардо Вилкинсон из графства Саффолк.
Однажды в музее в Оксфорде объявился вдруг конкурент черепу Кромвеля, но он оказался фальшивым, потому что не соответствовал известным фактам: на нём не обнаружилось следов топора.
В 1935-м году голову Кромвеля (или “голову Вилкинсона”, как её стали называть) обследовали несколько экспертов. По остаткам рыжеватых волос и бакенбардов они признали голову подлинной. Кроме того, украшавшая когда-то лицо Кромвеля бородавка, хотя и исчезла со временем, оставила свой след, и не было никаких сомнений, что череп принадлежит именно лорду-протектору.
Эксперты опубликовали свои изыскания, и в газету The Times посыпались гневные письма историков с требованием захоронить голову в Вестминстерском аббатстве. Это, в свою очередь, возбудило вопрос о том, где же находится тело Кромвеля. Тело обнаружилось якобы в монастыре города Ньюбург, в графстве Йоркшайр, где, как оказалось, имеется гробница Оливера Кромвеля. На металлической плите выбито: “В этой гробнице находятся останки Кромвеля, переданные сюда его дочерью Мэри, графиней Факсконберг, перенесенные из Вестминстерского аббатства”.
Кенон Вилкинсон лично обследовал скелет Кромвеля и обнаружил, что он соответствует черепу, поскольку и на черепе, и на скелете имелись следы от восьми ударов топора, нанесенных палачом. Единственным, кому позволено было заглянуть в гробницу Кромвеля, был король Эдвард VII – он заглянул в гробницу через специально просверленное отверстие, после чего признался, что не увидел ничего, кроме пыли и камней.
В 1957-м году Вилкинсон умер, завещав голову Кромвеля сыну. В завещании он указал, что у него нет никакого намерения передавать голову музею, поскольку он сам “хранил голову великого человека лучше, чем хранило её государство, когда голова была под его контролем”.
Через три года голова лорда-протектора совершила своё последнее путешествие. Она была передана в Sidney Sussex College, в графстве Кембридж, где Кромвель когда-то был студентом, и погребена возле местной часовни. Что же касается тела Кромвеля, то розыски его ведутся до сих пор.

Должен сказать, что в литературе имеется немало удивительных историй, связанных с безголовыми, что ли, личностями – вспомним знаменитого всадника без головы, тех же Гайдна и Кромвеля. В частности, имеется история, связанная с пребыванием в Англии в апреле 1956-го года советского крейсера “Орджоникидзе” с генсеком товарищем Хрущёвым и премьером товарищем Булганиным на борту. Они, к счастью (или – к несчастью), своих голов не потеряли, но после отбытия крейсера на родину в водах, где стоял крейсер, обнаружилось тело без головы и без рук. Но это уже – другая история, и я когда-нибудь расскажу её тоже.
Источник: стихи.ру

Автор: Наум Сагаловский
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий