Шпиёнские страсти. Поход

Приезжал к нам как-то лектор. С самого утра над дверями ГДО зависала афиша, красиво нарисованные буквы на которой и загадочное название - “Мир насекомых”, сулили небывало увлекательное мероприятие, игнорировать которое со стороны нашей пацанвы было бы просто преступлением! Но когда лысый дядечка в очочках, прокашлявшись, монотонно загудел: “Что мы знаем о бабочке – капустнице, как таковой?  Нам сразу стало ясно – афиша вероломно наврала!

Ни хрена мы не знали о бабочке – капустнице и, главное, совершенно не желали знать! Плевать нам на эту бабочку с пожарной каланчи! Вот если бы лектор спросил: Что мы знаем о шпионе, как таковом… Практически всё!
Мы уже достаточно хорошо представляли себе принципиальное различие между “нашими разведчиками” и “ихними шпионами”. С нашими разведчиками было всё ясно. - Рискуя жизнью во имя мира во всём мире, они героически разоблачали коварные вражеские планы. Были людьми мужественными и морально устойчивыми в быту.





А вот ихние шпионы – совсем наоборот! Это хитрющие, поднаторевшие на всяческих пакостяхдядьки, всеми правдами и неправдами пробирающиеся в нашу счастливую, мирную страну. Как по морю, так и по суху. Иногда – прямо с неба!
Наскоро закопав свои парашюты и акваланги, шпиёны ловко прикидываются обыкновенными советскими гражданами и немедленно начинают строить свои гнусные шпиёнские штучки: подсматривать, подслушивать и коварно вербовать простодушных и доверчивых советских ученых и инженеров, чтобы через них выведать какой-нибудь важный военный секрет! Чертежи нового непробиваемового танка, например, или незатопляемого атамохода!

Кроме того, шпиёны имели обыкновение подкладывать взрывчатку под наши мосты и склады, а так же, никогда не упускали возможности насыпать всякой дряни в водопроводную воду. Сволочи какие!

Деятельность профессиональных пакостников не могла не отразиться на их внешности. Рожи шпиёны имели соответственно своим деяниям – конкретно требовали кирпича! Любого из нас можно было бы разбудить среди ночи, поставить у койки на выбор дюжину разнокалиберных дядек и поинтересоваться: Который из них шпион? И пацан тут же ткнёт пальцем в одного из них – Этот! – Зевнёт и продолжит ночевать.

Именно поэтому, когда мы вышли спозаранку за пределы городка, вооруженные до зубов и потопали по лесу в сторону песчаных карьеров, ни у кого из нас не возникало ни малейшего сомнения – Вова обознаться не мог! Идём ловить натурального шпиона.
Были мы сейчас не просто кодлой пацанов – боевым отрядом, а потому, к месту совершения подвига шли строем, мерно печатая шаг потрёпанным сандалём. Мы даже песню хотели было загорланить – “На границе тучи ходят хмуро”, но вовремя спохватились, что шпион может её заранее услышать и убежать.

Впереди отряда, как и положено, шел командир – я. В одной руке я держал устрашающих размеров самопал, другой время от времени прикладывал к глазам отцовский бинокль. Экипировку завершал висевший на боку офицерский планшет с географическими картами для пятого класса, потихоньку позаимствованными у старшего брата.
В затылок мне сопел заместитель и начальник штаба – Вова. На каждом повороте тропинки он зычно командовал:
- Налеееееееее –о! Напраааааааа-о! Ать-два!

Валерка, ну, который Сопля, тащил тяжеленный пулемёт, который смастерил из карданного вала грузовой машины “ЗИС”. Отличить от настоящего его было невозможно и, еще собираясь в поход,мы мудро решили, что такой устрашающий аргумент в нашей миссии будет не лишним.
Все остальные, помимо рогаток, самопалов и взрывпакетов, так-же не преминули прихватить по деревянному ППШ  и тоже – в качестве аргумента. Замыкала строй болонка с упирающимся Яшей на поводке. Легкомысленная псина так и не
осознала важности момента – всё время норовила устремить Яшу в увлекательную погоню за всякой пролетающей мимо насекомой дичью и демаскировала местонахождение отряда поросячим визгом разрезвившейся идиотки.

Мы дружно шагали, птички пели, осы жужжали, тропинка постоянно петляла. Когда солнышко выкатилось в зенит и стало припекать, кто-то робко заметил, что мимо вот этой ёлки мы вроде бы уже шпацировали: – Вона, лапа обломана! Это я под нее какать присаживался!
Присмотрелись – точняк! – И ветка обломана и какашки никто не утащил – на месте.
- А в ту ли мы, вообще-то, сторону маршируем? – Почесал затылок проводник  Вова. –  Может, надо было вон у той развилки повернуть направо? Или вовсе не нужно было никуда поворачивать?..
Я посмотрел на Вову в бинокль и он поведал, что вообще-то они с батей ехали рыбалить на моцике и неслись с такой бешенной скоростью, что запомнить все зигзаги и кренделя не было просто никакой физической возможности.

- Ладно, – сказал я. И вытащил карту.
Мы сгрудились над картой СССР и стали тыкать пальцами.
- Так. Вот Владивосток, вот Брест. Мы где-то здесь – ближе к Бресту. Всё понятно. Осталось только выяснить – в какую сторону двигаться.
- Может ты хоть примету какую запомнил? – Поинтересовался Валерка, неделикатно пнув умного Вову носком сандаля.
Вова поднатужился и вспомнил: - О! Заяц нам дорогу перебегал!
– Где зайцы – там и волки! – Философски заметил начитанный  Яша и героизьму на наших рожах резко поубавилось. Прямо скажем – совсем исчез этот самый "героизьм"!

Известное дело! Волк, он хоть и наш, советский, но политически совершенно не подкован! Легко может перепутать вредного диверсанта с будущим пионэром-ленинцем! И в отличие от трусливого, зашуганного пограничниками шпиона, он вряд ли убоится ЗИСовского кардана и тем паче – выструганного из половой доски автомата!
Правда у нас еще имелись рогатки, самопалы и взрывпакеты, но понравятся ли они волку?

И тут все – один за другим – вдруг вспомнили, что ввиду неотложных домашних дел они никак сегодня не имеют возможности принять участие в этом мэроприятьи! Вот в другой раз – завсегда пожалуйста! С дорогим удовольствиём!…  А шпион этот – один хрен, никуда не убежит. Лето еще только началось, он и пошпионить-то как следует не успел! А, может, и вовсе не успел, если его волк зафотографировал! Ого! Пока новый шпиён причапает, то да сё, мы и с домашними делами управимся, и дорогу поточнее разузнаем!

Голосования устраивать не пришлось. Недолго думая отряд - повернул оглобли. Да это уже был и не отряд, а, скорее, шайка разбойников-конокрадов, нарвавшаяся на казачий разъезд. Печатать шаг уже не имело смысла, да и мотоциклетная скорость движения этого не позволяла. Карты тоже не понадобилось!

Когда мы с выпученными глазами пронеслись через КПП, солдатик-дневальный подскочил в своей будке как ошпаренный:
- Что это было?! – И машинально схватился за телефон. Но, не разглядев вокруг ни пожара, ни наводнения, успокоился и сказал:
- Ах едрит тя! – И снова принялся служить Отечеству.

А почему бы и не послужить в такой надёжной будке?



Источник: стихи.ру

Автор: Сергей Миньков

Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!


Добавить комментарий

Оставить комментарий

HTML5