Записки меломана

Наши пацаны строгали из толстой фанеры электрические гитары и на школьных вечерах залихватски пели:

Там где город Ливерпуль, тра-та-та-та-та…
Стоят четыре чувака с гитарами в руках.
Все их любят, все их знают,
Битлами зовут!

Песня мне нравилась. Было в ней что-то такое волнующе-крамольное. Я представлял себе четырёх лихих жиганов, высекающих из своих разрисованных гитар «Гоп со смыком», а все ливерпульские девицы так и валятся штабелями от обожания! Битлами зовут… Мне тоже хотелось быть Битлом! И чтоб на гитаре, и чтоб штабелями…

- Бать! – Спросил я у отца. – А кто такие Битлы?
- Стиляги и тунеядцы! – Коротко ответил батя.
Уууу… Стилягой мне быть не хотелось! Тунеядцем – тем более. Не любили их у нас. На том мой интерес к этой теме благополучно и угас.
Приятели на переменах до хрипоты спорили: кто главнее – Битлас или Ролинстон, а я прислушивался краем уха и мне было абсолютно неинтересно – почему какой-то Поль Макарти бацал по струнам левой рукой и был ли он на самом деле сводным братом Елвиса Пресли.

Подумаешь! Конечно, это было не совсем престижно – до такой степени не разбираться в музыке, чтобы не отличить твист от каких-нибудь хали-гали, но я был крепким малым – мог и в лоб закатать! А потому на мою музыкальную необразованность смотрели сквозь пальцы, а потешались в основном над безобидными ботаниками:
- Эй! Народный инструмент! Чего уши развесил? Иди слушай свои «Валенки-валенки»!

Но вот, однажды я сидел дома и высунув язык, аккуратно подрезал лезвием двойку в школьном дневнике. Попутно я намеревался совместить полезное с приятным – включил телик. А вдруг что интересное покажут!
Телевизор в то время уже не был диковиной, но передачи шли по определённым часам. Все знали, что в два часа, например, можно включить телик и, полюбовавшись заставкой с изображением телевышки, в конце концов/ посмотреть содержательный киножурнал, послушать последние известия и насладиться концертом Людмилы Зыкиной:
«Издалека доооолго, течет река Вооооолга»…
А вечером, кроме прочего, еще и покажут художественный фильм – «Человек с ружьём» или даже «Чапаев»!

Потешить лоботряса чем-либо стоящим телик однако не захотел. Монотонно пробубнив предстоящую программу, диктор ехидно объявил передачу со скучным названием «В объективе Америка».
- Ууууу! – сказал я и хотел уж было я в сердцах давануть «Выкл.», уже потянулся, как вдруг! Меня буквально выбросило из тапочек ворвавшейся в комнату мощной струёй сокрушительного ритма и заколбасило в неуемном трансе! Я скакал вокруг стола ужаленным козлом, выделывал ногами немыслимые кренделя и выкрикивал невразумительные междометия: - Еееееее! Гааааааа!! Угу-
гу!!!




Когда всё так же внезапно смолкло, я по инерции прогалопировал еще пару кругов по комнате и в изнеможении шлёпнулся на табуретку. Не знаю, что это было, но это было так не похоже на всё то, что мне приходилось слышать до сих пор! В этом смерче звуков, волшебно уложившихся в потрясающую гармонию музыки и голосов, я не разобрал ни одного слова, но даже «Бухенвальдский набат» и «Вставай, страна огромная!» вместе взятые, от которых у меня всегда мурашки бежали по спине, не произвели бы на меня
такого сногсшибательного воздействия! Причем, не покидало странное ощущение, что мелодия, эта мне удивительно знакома!
Остаток дня я провел в состоянии прострации. Бродил сомнамбулой из угла в угол и бубубукал себе под нос ускользающий мотив.
- К контрольной готовишься? – участливо спрашивала мама.
- Угу.
- Молодец!

А ночью мне приснился заграничный город Ливерпуль. Банки, авеню, небоскрёбы… Пузатые буржуи туды-суды ходют с цыгарами, в цилиндрах и с тросточками. На углах стоят оборванные негры с благородными лицами и просят подаяние, а свирепые краснорожие полицейские лупят их со всей дури дубинками! И тут вдруг! На самой главной ливерпульской площади, в том самом месте, где у нас обычно Ленина ставят, появляются четыре обалденных чувака, да как врежут на самых настоящих электрических гитарах! ЭТУ самую песню как запоют! И всем сразу становится ясно, что никакие они не стиляги! И вовсе не тунеядцы! ТАКУЮ песню могут петь только те, кого все любят и все знают и Битласами зовут! Битласами!

Ужас как мне хотелось еще хоть разок послушать ЭТУ песню! Покопавшись в программе телепередач, я определил, что следующий выпуск «В объективе Америка» покажут только через неделю. Столько ждать – это ж околеть можно! И принялся я насиловать приёмник. На настроечной шкале «Балтики» были расписаны десятки городов: и Москва, и Копенгаген, и Лондон… Ливерпуля почему-то не было! На карте мира в США я его тоже что-то не нашёл. Районный центр, что ли?

Целый день я крутил ручки радиоприемника, но кроме треска и уплывающих фрагментов какой-то непонятной болтовни, вперемешку с поросячим визгом стиляжьих труб и саксофонов, ничего путного так и не услышал. Посмотрел я с тоской на мамину этажерку со стопкой пластинок – Мордасова… Мондрус… Бюль-бюль Оглы… Еще вчера они мне казались вполне ликвидными..
И совсем опечалился…

Выход намечался только один: плотно насесть на родителей и всеми правдами и неправдами выклянчить хоть какой-нибудь, хоть самый завалящий, магнитофон. На намечающийся День рождения, например! А что! 15 лет – это уже серьёзная дата! И тогда я смогу записать на бобину ЭТУ и все, которые имеются у друзьёв, песни Битлосов и буду слушать хоть взад-вперёд!

Первым делом я коварно озадачился ошарашить домочадцев примерным поведением. Помыл полы в нашей комнате и в общем коридоре, при этом вежливо здоровкался со всеми соседками – да по нескольку раз! Вынес мусор, картошки начистил. Уроки слелал!!! Без напоминаний! Нарисовал в дневнике смачную четвёрку (про пятёрку бы точно не поверили!) по математике и даже почистил ботинки! Ваксой! Умереть – не встать!

Мама, придя с работы, точно не на шутку удивилась. Стала щупать лоб.
- Может тебе пойти прогуляться по свежему воздуху?
- Ни в коем случае, мамочка! Я ещё «Войну и мир» не дочитал до конца!
Тут мама уже даже немного испугалась.
- Странный он какой-то сегодня! – подтвердили её опасения соседки по кухне. – Тридцать раз «Здрасте» сказал и колидор вылизал до блеска!
В это время я вышел с ангельским лицом из комнаты, снова сказал всем: «Доброго здоровичка» и чинно проследовал в сортир.
- Он вчера ещё целый вечер к контрольной по математике готовился…,- отрешенно пробормотала мама, - четвёрку принёс…
Потом явился папа и всех успокоил:
- Да ладно вам кудахтать! Парень за голову взялся. Факт! 15 лет человеку на днях! Я вот думаю велик ему подарить. «Орлёнок».

- Не надо мне велика. – Выглянул я из сортира. – Велик меня от учёбы отвлекать будет!
Мама схватилась за сердце, мол: - Видишь, отец, что с ребёнком творится!
- А чего бы ты хотел, сыночка?
- Ничего, мама. Пойду коврик почищу.
Словом, очень скоро - в аккурат на День рождения я стал счастливым обладателем настоящего магнитофона «Романтика»!

Подлог с четверкой по математике, конечно, вскрылся. Немного попозже. Но даже последующая вслед за этим событием хорошая порка уже никакого значения не имела!

А что? Дело привычное!





Источник: стихи.ру

Автор: Сергей Миньков
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Добавить комментарий

Оставить комментарий