Бублик

Уж в чем в чем, а в благородном происхождении всю хвостатую живность, которая проживала с нами в разное время, заподозрить было никак нельзя! Зато потом дети помоек, пустырей и подворотен, которых еще долго нужно было приводить в божеский вид, лечить и откармливать, превращались в вальяжных красавцев и утонченных  дам. И откуда тока манерности набирались!

А вот кот по имени Бублик появился в доме от собственной кошки Фуфы и, вскормленный на мамином молоке и ласке, рос сущим шалопаем.
Своё прозвище он, кстати, поимел за уникальный талант – закручивать хвост колечком – ну совсем как собачонка! Очень скоро выяснилось, что это далеко не единственный его талант и не самый выдающийся.
Этот  полосатый гад умел незаметно просачиваться куда угодно и в этом где угодно так душевно набедокурить – мама не горюй!
Ободрать  новенькие  обои, повыуживать рыбок из аквариума, свалить с подоконника любимый Зойкин кактус, сбросить с полки статуэтки,  дорогущий светильник обвалить в конце концов – для него  было - раз чихнуть!
А еще он был редкостным ворюгой! Тырил всё подряд, даже то, что не употреблял в пищу в принципе! Вот на хрена ему морковка с кухонного стола? Всё равно упрёт! Видимо для него был интересен сам процесс.

Словом: тот еще фрукт!
Сказать по чести: я негодяя недолюбливал и он платил мне тем же.  Но я то его недолюбливал чисто платонически, а он с завидным постоянством струил мне в тапки! Вот никому больше не струил, а мне – всегда пжжалста!
Кроме того, быстро сообразив, что главный в хате тот (после его самого, разумеется),  кто чаще прочих дергает ручку заветного холодильника, щедро угощая его, любимого, всяческими присмаками, котище совершенно не воспринимал меня, как объект, наделенный правом на его уважение.  Более того, его крайне удивляла моя манера бухтеть по поводу очередной авторской шалости, а не умиляться ей, как это делали остальные домочадцы!

- Ох, балуете вы этого бандюгу! – говаривал я, выполаскивая под краном обоссанный лапоть. – Жду не дождуся, когда он наконец вам на головы навалит! –
А котище поглядывал на меня из надежных объятий жены и дочки и, казалось:  ехидно улыбался! Вот скотина!

Мы к тому времени уже жили в собственном домишке – тещином наследстве – и кот имел обыкновение шастать на улицу – с улицы именно через окна.  Обе кошки, как и все добропорядочные граждане, пользовались дверями – подходили к ним и начинали деликатно помякивать, типо: - Откройте кто-нибудь! - А этому засрантосу обязательно надо было стекло выюхтить своими грязными лапищами! Ради этого бзика одну из форточек в доме постоянно держали  приоткрытой. Даже зимой.

И вот однажды приперся я с работы усталый, проголодавшийся не на шутку. Домашних тревожить не стал  - прямиком на кухню. Первым делом конечно убедился, что нахального ворищи в кухне нет (бдительность превыше всего!) и тщательно прикрыл за собой двери, а заодно захлопнул оконную фрамугу.




Разогреваю макарошки – такие рассыпчатые,  слегка поджаренные  до хрустящей корочки, выкладываю их на большую тарелку – красиво так выкладываю, слегка посыпаю специями, рядышком мощу Зойкин кулинарный шедевр – свинячью отбивную – сочную, мяконькую, фкуснинькую – с чесночком, перчиком…  А запах какой!.. Умереть не встать!
Нарезаю помидорку, лучок, огурчик… Всё это красивенно раскладываю по периметру тарелки – ступенечками. Подсаливаю, перчу, обильно поливаю кетчупом, украшаю веточками петрушки и кинзы, любуюсь натюрмортом и, глотая слюну,  радостно предвкушаю праздник неистового обжорства!
Осталось только отрезать кусочек хлеба – дело двух секунд!
Поворачиваюсь к столу… Котлеты как не бывало!!! А из-под стола торчит закрученный колечком хвост и доносится торопливое чавканье!
Где негодяй прятался до сих пор – ума не приложу! – Я же только что осмотрел каждый закуток! С пристрастием!

О! Вы наверное не слышали, как ревет лев, укушенный ешаком!
Убежденный гуманист, котовед и котолюб, я в бешенстве схватил первое, что попалось под руку – кухонный веник и, хорошенько размахнувшись…
Котище истошно завопил в свою очередь! Не так уж ему, гаду было больно, но сам факт такого неслыханного святотатства возмутил его до самого кончика завернутого бубликом хвоста! -Как так?! Его, можно сказать: неотразимого красавца, любимца женщин, детей и окрестных кошек, бесстрашного хероя и по жопе?! Веником?!!

С выпученными глазами, не выпуская котлеты из зубов, он прогорцевал по всей кухне, да как сиганёт…  в закрытое окно!

Ударившись со всей дури о прочное двухкамерное стекло, вконец ошалевший котяра отрикошетил прямиком в тарелку с осиротевшим гарниром и бешено засучил лапами, пытаясь поскорее удрать (котлета в зубах!), но это ему никак не удавалось – лапы скользили по тарелке и всё, что на ней оставалось, со скоростью артиллерийской шрапнели полетело мне в морду! Прямой наводкой!

На гвалт, который устроили мы с котом, сбежались все чады и домочадцы. Теперь уже орали все! Кот, воспользовавшись моментом, стремглав выскочил за дверь вместе с котлетой, разумеется, а я еще долго выслушивал о себе всякие нелестные характеристики и давился сухой колбасой пополам со скупой мужской слезою.

Оказывается, такого редкостного злодея и живодера как я, планета Земля еще не знала! Чикатило по сравнению со мной – просто мелкий пакостник, а Малюта Скуратов – председатель попечительского совета при монастырской богадельне.
Во как!




Источник: стихи.ру

Автор: Сергей Миньков
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий