Александр Сергеевич Пушкин - после дуэли

29-го января исполнилось 168 лет со дня смерти Александра Сергеевича Пушкина. Дата, скажем прямо, не очень круглая, так что отмечать особенно нечего. Кроме того, среди наших русскоязычников нет людей, лично знавших поэта, которые могли бы поделиться воспоминаниями о нём и спеть, скажем, песни на его и свои стихи. Я же хочу отметить скорбную дату рассказом о том, что случилось с людьми, причастными к дуэли Пушкина с Дантесом, после самой дуэли.

Биография Пушкина нам известна с детства: жил такой кудрявый свободолюбивый поэт, время было злое, самодержавное: нехороший царь Николай вместе со своим напарником Бенкендорфом травили гениального поэта почём зря и дошли до того, что натравили на него иностранца Дантеса, и рукой этого выродка выстрелили Пушкину в живот, и тот умер.

Дуэль Пушкина с Дантесом состоялась, как мы знаем, 27-го января 1837-го года, Пушкин скончался через два дня, 29-го января. При дуэли присутствовали, кроме дуэлянтов, два секунданта — секундант Дантеса виконт Огюст д’Аршиак и секундант Пушкина подполковник Константин Данзас. Пушкин выбрал сперва другого секунданта — секретаря английского посольства Артура Меджениса, но тот тактично от этой роли отказался. О дуэли знали ещё два человека: так называемый «приёмный отец» Дантеса барон Геккерен и свояченица Пушкина Александра (она же Александрина) Гончарова.

И вот, 27-го января в пятом часу пополудни дуэлянты стали друг против друга на расстоянии 20 шагов; в пяти шагах от каждого установили барьеры: барьерами служили шинели секундантов. Сигнал к началу поединка дал Данзас — он махнул шляпой, и противники стали сходиться к барьерам. Пушкин подошёл к барьеру вплотную, а Дантес сделал только 4 шага, но успел выстрелить первым. Пушкин был ранен в живот, он упал на шинель Данзаса, головой в снег. Падая, он сказал по-французски: «Я ранен». Секунданты бросились к нему. Через несколько секунд молчания и неподвижности Пушкин приподнялся, опираясь на левую руку, и произнёс (тоже по-французски): «Подождите, у меня хватит сил, чтобы выстрелить».

Дантес стал на прежнее место и повернулся боком, прикрывая свою грудь правой рукой. Пистолет Пушкина был забит снегом, поэтому Данзас дал ему другой пистолет. Пушкин выстрелил, и Дантес упал. Он был ранен в руку — пуля прошла навылет, попала в пуговицу и сделала вмятину в боку.

По условиям дуэли, в случае безрезультатности поединка противники должны были бы повторить всё сначала, но оба были ранены и продолжать поединок не могли. И Пушкин, и Дантес приехали к месту дуэли — на Чёрную речку — в санях, но недалеко от этого места стояла карета, присланная на всякий случай Геккереном, вот на этой карете Данзас и привёз Пушкина домой. О том, что карета прислана Геккереном, Данзас, разумеется, Пушкину не сказал.

Дальше мы всё знаем. Чего мы не знаем — или не помним, или знаем, но не всё, — так это вот чего: что стало после дуэли с Дантесом, Геккереном и двумя секундантами. Но тут я немного отвлекусь, чтобы познакомить вас с любопытной деталью.

После смерти Пушкина сын его друга Николая Михайловича Карамзина Александр писал своему брату Андрею о подробностях дуэли и, в частности, написал такое: «Тот гений, что составлял славу своего отечества, тот, чей слух так привык к рукоплесканиям, был оскорблён чужеземным авантюристом, приёмным сыном еврея, желавшим замарать его честь…»

И тут евреи виноваты! Странно, что Александр Исаевич Солженицын в своей книге «Двести лет вместе» не приписал гибель Пушкина евреям.

Помню, как во времена моего школьного детства строки знаменитого стихотворения Лермонтова «На смерть поэта» произносились так: «…не мог понять, семит кровавый, на что он руку поднимал!..»

К счастью, ни Дантес, ни Геккерен никакого отношения к евреям не имели.
Зато сам Пушкин…

Я читал в каком-то (кажется, в израильском) журнале статью, в которой на основании некоторых данных утверждалось, что прадед Пушкина Абрам Ганнибал был вовсе не негром из Абиссинии, как принято считать, а — караимом. Караимы же были иудеями. И привезли его не из Константинополя, а из Крыма, где жили тогда караимы. А негром его считали потому, что он был очень смуглым. Звали Ганнибала еврейским именем Абрам, дети же его были — Иван, Осип и Исаак. Чудная история.

Итак, что же случилось с героями драмы после смерти Пушкина? Расширим несколько список действующих лиц и начнём с семьи поэта.

Вдова Пушкина Наталья Николаевна, которой в 1837-м году исполнилось 25 лет, вышла позднее замуж за генерал-адъютанта Петра Петровича Ланского, ровесника покойного мужа. Это был первый брак Ланского. Император Николай Павлович отнёсся к браку благосклонно и через год после женитьбы присвоил Ланскому звание генерал-лейтенанта. У Ланских было несколько детей. Наталья Николаевна умерла в 1863-м году сравнительно молодой — в возрасте 51-го года. Пётр Петрович дожил до 78-и лет и умер в 1877-м году.

Мы привыкли обвинять в смерти Пушкина царское самодержавие и самого царя. Надо признать, что Николай Павлович не так уж и виноват. Конечно, он действовал Пушкину на нервы: устанавливал за ним наблюдения, подвергал его произведения личной цензуре — так ведь было же за что! Но к дуэли с Дантесом царь касательства не имел. Мало того, что при жизни Пушкина он выдавал ему денежные пособия: после смерти поэта царь уплатил все его долги и назначил пособия вдове и детям.

В смерти Пушкина виноваты его недоброжелатели и характер поэта. Некоторые склонны обвинять Наталью Николаевну — нечего было, дескать, флиртовать с Дантесом и подавать ему надежды. Но взгляните на неё! Она вышла замуж невинной девушкой, ей было всего 18 лет, а мужу — 31. К тому времени список его амурных связей доходил, говорят, до семидесяти персон, и он под ним ещё черты не подводил. И что за жизнь была у Натальи Пушкиной? За неполные шесть лет она родила четверых детей, не говоря уже о выкидыше. Это значит, что она находилась в состоянии перманентной беременности. Между родами и пелёнками она ухитрялась ещё выезжать иногда на балы, где её заметил блестящий поручик Дантес — её, между прочим, ровесник и красавец. Что же удивительного в том, что бедная девочка стала флиртовать с ним? Может быть, в её жизни это было единственное утешение. Понятно, что «жена цезаря должна быть выше подозрений» и так далее, но Наталью Николаевну мы можем простить.

Я не знаю даже, настолько ли уж был виноват в гибели Пушкина сам Дантес, хотя это именно он вызвал Пушкина на дуэль. Как говорится — Бог ему судья.


Вернёмся к тому, что у Пушкина с Натальей было четверо детей. Старшая дочь Мария, в замужестве Гартунг, прожила 87 лет (1832-1919). Это она послужила Льву Толстому прообразом Анны Карениной.

  • Старший сын Александр прожил 81 год (1833-1914). Он дослужился до титула тайного советника и звания генерал-лейтенанта.
  • Младший сын Григорий прожил 70 лет (1835-1905). Дослужился до титула статского советника.
  • И наконец, младшая дочь Наталья прожила 77 лет (1836-1913). Была замужем два раза: первый раз (с 1853-го года, в возрасте 17-ти лет!) — за флигель-адъютантом Михаилом Дубельтом, сыном Леонтия Дубельта, начальника корпуса жандармов, второй раз — за принцем Нассауским.

Теперь — о непосредственных участниках дуэли. Но прежде хочу заметить, что по существующим в те времена российским законам дуэли были запрещены. Если же дуэли всё же имели место, то все участники — и противники, и их секунданты — подлежали смертной казни, причём совершенно варварским способом — повешением за ноги. Законы эти, к счастью, никогда не выполнялись.

Секундант Дантеса — виконт Огюст д‘Аршиак, 1811-го года рождения, был атташе французского посольства. Сразу же после дуэли посол Франции в России барон Барант отправил его курьером в Париж, откуда д‘Аршиак никогда уже в Россию не возвращался. Умер он рано, в 1851-м году.

Секундант Пушкина — его лицейский товарищ Константин Карлович Данзас, 1801-го года рождения, после дуэли отделался лёгким испугом. Его сперва арестовали, взяли показания, а потом отпустили. Он умер в 1870-м году, дослужившись от подполковника до генерал-майора.

Барон Жорж-Шарль Дантес-Геккерен, 1812-го года рождения, приёмный сын Луи Геккерена, поручик лейб-гвардии Кавалергардского полка, был после дуэли предан суду и приговорён к смертной казни, но помилован Николаем Павловичем по причине того, что Пушкин нанёс ему (Дантесу) тяжкое оскорбление. Он был разжалован в рядовые и выслан из России в Пруссию.

Женат он был, как мы знаем, на старшей сестре Натальи Пушкиной — Екатерине Гончаровой, их свадьба состоялась 10-го января 1837-го года, за несколько недель до дуэли. Дантеса выслали из России сразу же после приговора суда — 19-го марта 1837-го года, его посадили в сани и отвезли до границы, он не смог даже попрощаться с женой. Жена нагнала его в Германии, куда приехала вместе с бароном Геккереном, это произошло уже в апреле того же года.

Интересно, что случилось бы, если бы не Дантес убил Пушкина, а Пушкин — Дантеса? По словам пушкиноведа Стеллы Абрамович, Пушкин не очень переживал по этому поводу. Он был уверен, что в случае такого исхода царь опять сошлёт его в Михайловское, и тогда он уедет туда с женой и детьми и займётся вплотную Историей Петра Великого. Увы, этому плану осуществиться не пришлось.

Жена Дантеса — Екатерина Николаевна Гончарова-Дантес-Геккерен родилась в 1809-м году, она была старше мужа. В литературе о Пушкине высказывается мнение о том, что у Дантеса была интимная связь с Екатериной Гончаровой ещё до свадьбы — в октябре–ноябре 1836-го года: ко дню высылки Дантеса из России в марте 1837-го года она была уже примерно на пятом месяце беременности. Дата рождения первой дочери Дантесов-Геккеренов — 19-е октября 1837-го года — была подделана для соответствия правилам благопристойности, на самом деле дочь родилась раньше.

Жорж Дантес и Екатерина поселились во Франции, в имении настоящего отца Дантеса — барона Джозефа-Конрада Дантеса. Екатерина родила трёх дочерей и сына. Первая дочь Матильда-Евгения, в замужестве Метман, родилась, как я уже сказал, в 1837-м году, умерла в 1893-м, 56-ти лет. Вторая дочь — Берта Джозефина родилась в 1839-м году, умерла в 1908-м, 69-ти лет. Третья дочь — Леония-Шарлотта родлась в 1840-м году, умерла в 1888-м. Эта дочь была до мозга костей русской. Она изучила русский язык, говорила и писала по-русски лучше многих русских, обожала Россию, хотя никогда там не была, а особенно — своего дядю Александра Сергеевича. Её комната напоминала молельню — стены были увешаны портретами дяди, на которые Леония-Шарлотта молилась. Со своим отцом она с некоторого времени вообще не разговаривала и называла его убийцей Пушкина. На этой почве семья считала её ненормальной.

Имея трёх дочерей, Дантесы очень хотели сына, и в 1843-м году Екатерина родила, наконец, сына, но сама умерла от послеродовой горячки. Ей было всего 34 года. Надо сказать, что она прожила с мужем, хотя и недолго, но в любви и согласии. Их же сын Луи Жозеф Жорж Шарль Морис прожил 59 лет.

Любопытно, что дети Пушкина и Дантеса, хотя и редко, но общались между собой. Всё же они были кузенами и кузинами. Однажды даже, через много лет после смерти Пушкина, Наталья Николаевна Ланская встретилась с Дантесом. Их встреча прошла, как сейчас говорится, в тёплой и дружественной обстановке.

Судьба же самого Жоржа Дантеса такова.

Он занялся политикой и уже в 1848-м году стал членом Национального собрания Франции, в 1852-м году — сенатором. В 1863-м году Дантес был произведен в кавалеры ордена Почётного легиона, а в 1868-м году — в командоры ордена. Он был в числе первых учредителей некоторых кредитных банков, железнодорожных компаний, обществ морского транспорта, промышленных и страховых обществ. Умер Дантес в 1895-м году в возрасте 83-х лет, окружённый детьми, внуками и правнуками.

Жалкая ирония судьбы. Великий Пушкин погим молодым, а его убийца дожил до глубокой старости. Хотя надо признать, что повеса и глупец Дантес, как нам его представляли в школе, оказался совсем не простым человеком.

Несколько слов о средней сестре Гончаровой — Александре: она родилась в 1811-м году, умерла в 1891-м, ей было 80 лет. Она была замужем за бароном Фризенгофом. Есть подозрения, что в последние годы жизни Пушкина Александра была его любовницей; так, по крайней мере, полагала сама Наталья Николаевна Ланская.

Что  же касается самого главного злодея — как бы «еврея» барона Луи Борхарда де Беверваарда Геккерена, то история его такова.

В 1837-м году ему, кстати, было 45 лет. После дуэли он испросил у начальства отпуск и вместе с Екатериной Дантес выехал в Германию для встречи с Жоржем. Перед отъездом он запросил аудиенцию у императора Николая, но тот ему в аудиенции отказал и прислал в подарок табакерку, украшенную бриллиантами и портретом императора. Такие табакерки обычно давались императором в подарок иностранным послам, покидающим свою службу в России. Таким образом Николай Павлович дал понять Геккерену, что он его больше видеть не желает.

В 1842-м году Геккерен стал послом Голландии  в Вене и был им до 1875-го года, когда переехал в Париж к Жоржу и его детям. Умер он в 1884-м году, прожив 93 года. Он никогда не был женат; подозревали, что он был гомосексуалистом.

Обидно, что злодеи живут дольше праведников. Хотя, конечно, кощунственно было бы называть праведником любимого нами Александра Сергеевича Пушкина.

Пушкин дал когда-то замечательный совет. Он, правда, обращался к своей Музе, но совет этот годится для всех:  «Хвалу и клевету приемли равнодушно, и не оспоривай глупца». Великий был человек.

2005 г.
Источник: Стихи.ру

Автор: Наум Сагаловский
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий