Забор образцов. Ч.2

Продолжение. Начало тут >>

- Мда, «Тут Остапа понесло». Рассеянно заметил немного заскучавший Бенедикт. – Нет, ну если по теме. Кому сейчас легко? Мир несовершенен. За десять дней создать, что-нибудь без изъяна трудновато.

- Во-во. Это он поторопился. Спешка хороша, только в двух случаях. Миросоздание в них не входит. И, кстати, о нём. Что это за затянувшаяся игра в прятки? О канцелярщине я вообще не говорю. С какой стати к нему обращаться можно только через попов, раввинов, шаманов и прочих проповедников? Почему бы ему не обзавестись страницей в твиттере, а ещё лучше - в инстаграмме. Гюльчатай, да покажи, наконец, личико. Куда там... А, может, и нет вообще ничего. И никого. Просто чистая физика. Грюкнул Большой Взрыв. После бесчисленного количества комбинаций сочетаний атомов, пазл сложился, и зародилась жизнь. Если биллионы раз кидать сто кубиков, то когда-нибудь выпадет сто семерок. Но вся заковыка в том, что ни один из возможно существующих ответов, как вас, так и нас не удовлетворяет. Всегда кажется, что имеет право на жизнь какое-то иное объяснение. А нам, как я уже говорил, всегда чего-то надо. Зимою - лета, осенью - весны. Мы всё стремимся куда-то, а встрямши, понимаем, что это та же пятая точка, только с другого ракурса, и начинаем стремиться по-новому. Мы, как вращающая жернов, ходящая по кругу лошадь с шорами на глазах. Делаем для кого-то нужную ему работу. Но для кого? Не в курсе, часом?

-Не знаю. - Пожал плечами Курякин. - «Если звёзды зажигают, значит это кому-нибудь нужно».

- Можно и так. «Если звёзды зажигают, значит это кому-нибудь нужно». Вот только кому? Эй, вы там, наверху! Не желаете обозначиться? Именно в такие-то моменты и наступает отчаяние. Осознание, что счастье – это абстрактное понятие, и вместо зажигательной Лезгинки или вдохновляющего Танца маленьких лебедей нам по жизни суждено исполнять Железное Болеро. И нет никаких Гель-Гью и Зурбаганов.

Курякин вдруг ощутил, что первичная эйфория от случившегося прошла. Чего-то материально полезного от этой встречи он не получит, а все эти несвязные мыслеизвержения пришельца, которого мотало от одного к другому, как фиалку в проруби, начинали утомлять. Тем более, несло от всего этого, хоть инопланетной, но, всё-таки, хандрой. И Бенедикт, организм которого уже давненько сидел на дефиците эндорфина, ощущал себя тараканом, на котором тестируют новинку бытовой химии. Но для поддержки депрессивного пришельца он не придумал ничего лучшего, как вышибить клин клином.

- Вообще-то, я в детстве тоже часто думал, что будет, если встречу инопланетянина. Вот встретил - большого подъёма не испытываю. Может, потому, что я не мальчишка-романтик, а не раз битый жизнью тридцативосьмилетний организм с женой, пятый год мечтающей о шубе, дочерью -студенткой, рефлексирующей из-за того, что у неё старая модель айфона, сыном в пубертатном периоде, мечтающем, сам знаешь, о чём. И должностью с такими материальными преференциями, что у меня даже кастрация кота второй год откладывается.

Курякин поднял с пола сумку и, вздохнув, подвязал траурной каймой концовку монолога.

- Материальную помощь ты оказать не можешь, каким-нибудь своим штучкам обучить - тоже. Рассказать о тебе? Ты прав, без весомых доказательств, окажусь в дурацком положении. Так что пользы мне от тебя как от козла молока. «Хотя вреда, признаться, тоже никакого». Такая примерно ситуация, как описывал дедушка в своих неопубликованных мемуарах. Театр был на гастролях. И их ведущая актриса, скорее всего, от скуки пригласила деда в номер. И тут у нее паче чаяния внезапно наступили критические дни. Разочарованный дед попросил показать хоть сиськи, но сломавшаяся на лифчике застёжка, исключила даже эту возможность. Рассказать сотоварищам о победе, неподкрепленной подробностями, ему, естественно, было нечего. Но приятные воспоминания об этом событии он пронёс через всю жизнь. Может, и я под старость, что-нибудь писну об этой встрече. А пока что, пришелец Рябинкин, давай, покедова. Ежели сегодня никуда не улетишь, в понедельник пообщаемся. Хорошего воскресенья.

- Ты хотел сказать субботы. Недоумённо посмотрел боевой куроид Иоанн, левый глаз которого приобрёл цвет переспелой сливы.

- Да нет, воскресенья.

- Как воскресенья, сегодня что, воскресенье? - С некоторой паникой в голосе переспросил лаборант. - Оп-па, а сутки-то где?

- Тебе как ответить. Скабрезно или географически?

Но выбранного варианта услышать не удалось из-за скрипа открывающийся двери. В проёме показалась фигура вахтера.

- Процесс забора образцов пошёл. Десятиминутная готовность к стыковке. Громко объявил вахтёр, но увидев в лаборатории, забрасывающего сумку на плечо Бенедикта Курякина, на пару секунд впал в ступор, после чего, заикаясь пролепетал. - А-а… п-почему МФЖ здесь, это же к-категорически за-а-прещено протоколом. И-и-и что тут происходит? Опять использование алкалоидов? Подозрительно принюхиваясь, уже немного увереннее спросил вахтер, сканируя взглядом лаборанта Рябинкина, правый глаз которого стал такого же сливового оттенка, как и левый.

- Сгинь, насекомое. Рыкнул фиолетовоглазый Ваня, и вахтёр реально куда-то сгинул в течение доли секунды.

- Ты чего с ним так? Насекомым обозвал!

- Ничего не обозвал, он и есть насекомое. Блохоид с планетного пояса соседней к нам звезды.

- Что тоже под прикрытием?

- Кто, он? Да нет. В своём обличье.

Озадаченный вид Курякина говорил о том, что необходимо объяснение, и лаборант, хоть и испытывал недостаток во времени, всё же поделился.

- Да как-то в стародавние дикие времена взяли для исследований парочку гуманоидов с вашей Земли, тогда ещё межзвёздного протокола по этике не приняли, ну и флибустьерствовали кто как мог. С отловленными на хомо эректус блохами провели несколько запрещенных опытов по генетике. А те сволочи взяли и мутировали до облика своих хозяев. Хотя, если честно, так блохами и остались, всего и могут, что прыгать. Ещё вопросы? Только побыстрее, если не хочешь оказаться очень далеко отсюда.

- Тогда последний вопрос. Что это такое – «забор образцов»?

- Если быстро и доходчиво, то.. гербарии в школе собирал? Бабочек иголками пришпиливал? Цветочки для палисадника в поле выкапывал? Так и здесь: на выбранный квадрат опускается бета-колба, снизу подрезается лазером, запечатывается и - вуаля! Подъёмником из молекулярных нитей доставляют в стратосферу, оттуда - магнитным лучом на грузовой звездолёт, а тот уж - к заказчику.

- А что берут то?

- Да разное. Участки леса там, болота, пустыни, строение какое-нибудь, являющееся образчиком древней и не очень культуры - да много чего. Институт вот этот пакуют. Главное - ненанесение вреда окружающей среде, и, естественно, никаких МФЖ. За этим нас, кстати, и нанимают, чтобы, часом, не просочился никто. Представителей фауны только по особому разрешению, для межпланетных зоопарков ну и, если какое-нибудь частное лицо конкретного бабла отвалит. Не без этого, конечно. Коррупция бессмертна. В отличие от Вселенной, которая, как доказано, может схлопнуться, и не факт, что расхлопнется опять. Хотя у криноидян, на которых я работаю, коррупции этой - ни-ни. С такими возможностями, как у них, они сами галактические законы издавать могут.

- Я понимаю там, живописное озерцо запаковать, развалины древнего города, кусок Эвереста отпилить. Но наш институт им с какого перепугу?

- Это не им. Это Галактическая Академия Нанотехнологий на корпоратив заказала. Чисто поржать. У тебя всё? Времени в обрез.

- А что это за колбы?

- Свёрнутое в трубку силовое поле.

- А почему бета?

- Да уж, правы бабы, когда говорят –«нудному легче сразу дать». Смотрю, не отцепишься? Ладно. Информирую. Сначала была серия альфа. Но рекламациями завалили. Захват на малую и среднюю мощность не могли отрегулировать. Уж если брал так брал. Пример из истории. На вашей планете пару-тройку тысяч лет назад делали забор пробы в Тихом океане. Хотели небольшой образец дна взять.

- Ну?

- Нейтроны гну! На этом месте сейчас Марианская впадина. Но самая фишка в том, что подъёмник груз не потянул. Половину пришлось сбросить.

- И?

- И гора Арарат теперь. Между прочим, очень кстати пришлась. Тогда как раз экспедиция из соседней галактики работала. Веселящий планктон хотели выращивать. Всё что-то с водными ресурсами мутили. Ну и домутились до, как вы его называете, Всемирного Потопа. Это, надеюсь всё?

- Всё! Хотя подожди, это что сейчас нас - в колбу и - на звездолёт? Тогда я остаюсь. Без фотосессии - никуда. Выдворишь меня только насильственным путем. Такого шанса не упущу. Нафиг мне два месяца на плантациях корячится, если я за пару минут все финансовые проблемы решу. Супруге к шубе сапоги нужны. А мне - ауди Q-7. Я что, не заслужил стать властелином колец? Это не каприз какой-то, а по должности положено, руководитель проекта — это не хрен с бугра. Я же не прошу Мазерати, потому как вычурно и даже чуть вульгарно. Зачем выделяться? Надо ездить, как все…

- На ауди Q-7? - Переспросил куроид-лаборант, с интересом разглядывая разгорячившегося Бенедикта. — Вот это тебя накрыло, скромнягу. Дык а чё, оставайся. Силу я к тебе применить не могу, да и не собираюсь. Я тут за время командировки к толстовцам примкнул. Ну это непротивление злу насилием, и остальная лабуда. Всё равно из меня дома боевой куроид, как из говна - пуля. С такой фамилией то. А так в компании всё веселее будет, может тоже к толстовцам примкнёшь. Я тут литературки по этой теме насобирал. На весь перелет хватит. А криноидянам объясним, накладка вышла, с кем не бывает. Ну, погнусят немного, не без этого. Но ребята они отходчивые. Сто процентов тебя обратно на каком-нибудь попутном галакрейсере домой отправят. Кроме шуток, отвечаю. Зато уж фотосессий наделаешь вдоволь. На смартфоне памяти не хватит, флэшек подкинем. Будет чем торговать. Может даже в список Форбс попадёшь. Прилетишь домой весь такой из себя, красивый тридцативосьмилетний. Лаборант криво усмехнулся, и добавил. – Лет через сто.

- Через сколько?

- Через сто. Пожал плечами куроид. - Временную теорию Энштейна еще никто не отменял.


Тут до Курякина начало доходить, в какой, выражаясь языком современных отечественных сериалов, блудняк, он может попасть.

Здание ощутимо тряхнуло.

- Блин, бета-колбу воткнули, неужели уже десять минут прошло? «Сейчас подрез пойдет, - быстро сказал лаборант, — у тебя полминуты в запасе, Бенчик». Решай.

- Чего решать-то! – Крикнул, уже на бегу, Бенедикт. - В саркофаге я видел и вас, и весь ваш космос. Но тут его нога запнулась об оставленную кем-то сменную обувь. Он инстинктивно вытянул перед собой руки с сумкой и, как при замедленной сьёмке, увидел приближающуюся к его лбу тумбу стола.

Бенедикт Курякин почесал ушибленный лоб и осмотрелся. Он находился в своей комнате. Было такое впечатление, что кое-кто во сне свалился с дивана. Это подозрение подтверждалось валяющимся рядом планшетом и насмешливым взглядом сидящего на окне кота. Слышался шум работающего пылесоса. В комнату заглянула жена.

- Что за грохот? Опять рванул вулкан в Исландии? Соседи переставляют мебель? Или есть более прозаическое объяснение? Кто-то свалился с дивана. Но кто? Батон, не ты? - Сказала супруга, обращаясь коту. Персиковый, с полосками, котяра, имел маленькую голову и короткий хвост. Наевший солидный живот кот, и по цвету, и форме, был похож на продающиеся в хлебном отделе сдобные батоны, за что и получил кличку. Кот саркастически посмотрел на хозяйку и отвернулся к окну.

- Это не он. Это я, - трудом приходя в себя, признался Бенедикт. - Только не с дивана. А такое впечатление, что с дуба рухнул. Космических размеров. Такая хрень привиделась. Ладно, Люсь, слышишь, я это, пойду на рынок за овощами схожу.

- Так дождь же? Удивилась жена.

- Не сахарный, не растаю. Кстати, родная, мне надоело смотреть, как ты каждый год возишься с этими закрутками, чтобы сэкономить. А тут еще и на работе финансовый фонтан, который и так-то еле фонтанировал, отключили. Заранее предупредили, тринадцатой, мол, не будет, но вы, типа, держитесь. Реально достали. Так что я тут решил месяца три за свой счёт взять. Уволить не смогут: я ж руководитель проекта, как-никак. Сашка Ильин, помнишь, по университету? Недавно предложил в Португалию на сбор апельсинов махнуть. У него там родственники какие-то, так у них несколько плантаций. Загранпаспорт у меня в порядке. Перетруждаться не придется, мы там с Сашкой как старшие будем. Счетоводы, типа. За сезон тыщи четыре евро обещают. Будет вам и белка, будет и свисток. Ты же экошубу хотела, так мы к ней ещё и экосапоги какие-нибудь присмотрим. Ольке последнюю модель айфона купим, все уши прожужжала.

- Чего- чего? - Спросила сунувшая нос в комнату дочь. - Мне айфон? На какие средства-то? Мы чё, на дело идем? Фомку и маски готовить? Ежели какой банк решили подломить, то предлагаю Сбербанк. Па, помнишь они нам в кредите отказали?

- Так это когда было?

- Месть — это блюдо, которое всегда подаётся холодным!

- Отец собрался взять отпуск за свой счёт и в Португалию на сбор фруктов съездить. Пояснила супруга.

- Это к дяде Саши Ильина родственникам этим крутым? А по здоровью ему ящики с апельсинами таскать. И не пострадает ли эго кандидата наук от тяжелого крестьянского труда?

- Да нет, они там по учету и контролю будут.

- Ну, это другое дело. Тогда с тебя, родитель, кроме смартфона ещё семьсот евро. Ты ж в курсе, что к последней модели айфона увеличение груди полагается. Опция такая. Без неё никак.

- И мне! Со скоростью торнадо ворвался в комнату, очевидно услышавший из зала разговоры о дележе шкуры, пока ещё не убитого медведя, сын Сашка. - И мне увеличение! Ей то зачем? Носовых платков напихает, и будет с неё. А мне с носовыми платками нельзя.

- Слышь ты, пубертат, - осадила сестра, шестнадцатилетнего оболтуса-брата, - тебе мозг надо увеличивать, извилин побольше прорезать. Па, ты знаешь, он же до сих пор полагает, что единственную прочитанную им в жизни книгу «Три толстяка» написали два человека. Писатель Юрий и писатель Алёша. А у него завтра контрольная по литературе двадцатого века.

- Ладно не ссорьтесь. - Примирительно сказал Курякин, и повернувшись к дочери, спросил. - Насчёт увеличения, что, так серьёзно?

- Куда уж серьёзнее, - вздохнула худенькая дочь. - У нас на курсе собрались как назло… Прямо филиал шоу «Двойники Памелы Андерсен».

- Ладно, ладно. Это понимаю. А вот что я не могу понять, это твою зацикленность на продукции Apple. Чем, та же последняя модель Самсунга хуже?

- Мне что-то послышалось?

Курякин увидел, как жена делает ему отчаянные знаки, но не очень понял их и продолжил.

- У меня, мамы, Сашки - Самсунг Гэлакси. Ничем не уступает и дешевле…

- Да что ж ты делаешь…, - безнадёжно махнула рукой жена.

- Продукция Apple… - прищурилась задетая за живое ярая «яблочница» - дочь.

- Так, всё. Встала между ними супруга. - Папа сдаётся.

- Люсь, да я не понимаю. Как в нашей, можно сказать, патриотической корейской семье образовалась пятая колонна? - Возмутился Курякин, после чего посмотрел на дочку и гордо заявил. – Русские не сдаются. Так и передай своим янки. Самсунг форева!

- Уже сдались, - спокойно сказала дочь. - Электроника, машины, Мак-Дональдсы на каждом углу. В любой кинотеатр зайди - сплошной Голливуд. Мне продолжать?

- А она ещё у Трампа в твиттере подписана. - Влез в перепалку сын. - Па, да не парься ты. Её в нашу семью просто подкинули. А вот я - русский. С отчеством правда не свезло. Короче, согласен на китайский скутер и годовую подписку Плейбоя. Ну и увеличение, естественно. На кой тебе, отпрыск с психологической травмой!

- Так всё, раздача слонов закончена. - Хлопнула в ладоши жена. - Разошлись по своим комнатам. И продолжаем грызть гранит науки. Кстати, Оля, ты бы подтянула брата по литературе.

- Литература — это произведения письменности, имеющие общественное значение… Копируя нудный голос их школьной «русачки» начала Ольга, поддразнивая брата.

- Ой, не умничай! - Оборвал её тот и, по-рэперски выбросив руки, скороговоркой прочитал – Даю урок простой, каждому брату по рэпу. Apple – это отстой, отстой – это Apple. От хакеров до корабельных юнг ответим красиво…

- Вали уже, Эминем подъездный, - вытолкнула брата из комнаты сестра, пытаясь наступить на горло песне. Но сделать это было трудно, и из зала донеслось:

- … рулит всегда Самсунг, Самсунг – это сила!

- Милый, - услышал Курякин звучащие в голосе его второй половины ехидные нотки, - ты не забыл, куда собирался?

- С чего бы, уже бегу. Кстати, Люся, я тут тебе хотел сказать нечто важное, потому что жизнь может и не дать второго шанса. Хорошо, родная? С рынка приду - поговорим. Бенедикт подошел к дивану, чтобы выключить планшет, и вдруг увидел стоящую внизу сумку. Она же должна быть на работе, подумал он. Жена скорее всего опять включила пылесос, но шум от него был каким-то странным, он всё нарастал и нарастал. Курякин присел возле сумки и вдруг почувствовал исходящий от неё резкий запах нашатыря.

Бенедикт потер рукой глаза и, открыв их, увидел склонившегося над ним с озабоченным видом лаборанта Рябинкина. В руках у него был открытый пузырек с нашатырным спиртом.

- Оклемался, болезный? - спросил он, закрывая пузырёк. - У тебя на лбу гуля размером с астероид. Эй, алё, Байконур, слышите меня? Хьюстон, приём! Вот и трать на таких ценные медпрепараты. Лучше б сам вынюхал.

Но Курякин не слушал его. Он лихорадочно соображал, хотя боль и шум в голове не способствовала этому. Сон и явь так перемешались в его сознании, что он не мог отличить одно от другого. Во-первых: надо решить, в каком состоянии он сейчас, во-вторых, а это зависит от состояния во-первых…надо… Он посмотрел в располагавшееся напротив него большое окно. Через синеватую дымку можно было увидеть, что-то типа облаков, а, может, это и были облака? В левом углу окна наблюдался фрагмент леса, заключённый в какую-то синеватую оболочку. Несколько деревьев и кусты. Снизу была почва, вернее, её срез. Явственно просматривалась верхняя, более темная, часть чернозема с корневой системой и ниже неё - суглинок. С правой стороны к центру окна стал приближаться такой же прозрачный, чуть отдающий синим, цилиндр с деревянным зданием внутри. Дом было сложен из потемневших от времени брёвен. Крышу из красной черепицы венчал замысловатый резной конек. Стоп. Это ж и есть образцы, о которых говорил лаборант! То есть, это явь? Хотя с чего ты взял? Помнишь же, как читал, что существуют такие моменты, когда кажется, что проснулся, но на самом деле спишь. Сон во сне. И как узнать это? Да никак. Только попробовать проснуться, сделав какое-нибудь резкое движение. Какое. А вот такое!

продолжение следует…

;)
Источник: Стихи.ру

Автор: Серж Власенко
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий