Уходящее танго - 4

   …Недаром говорят, что время – самый лучший лекарь. Прошли годы. Раны постепенно  затянулись, шрамы разгладились. Джулия вырастила  и женила сына, встретила из роддома внука и внучку.  А однажды летом, прихватив с собой только легкую сумочку с нарядным платьем ,  согласилась  слетать на два дня в Париж, на юбилей к своему двоюродному брату.

В Москву она уже не вернулась, потому что в Париже  вышла замуж за состоятельного француза, который , случайно оказавшись в  богатом и известном ресторане, на том самом  банкете по случаю юбилея юлиного брата, увидел ее на сцене. Юля пела для брата «Очи черные», любимый романс этого французского миллионера по имени Ги (Юля звала его Гиша). Этот Гиша    просто  обомлел от юлькиной красоты  и от ее голоса, который с годами стал только лучше. Гиша влюбился мгновенно  и навсегда. Он встал из-за стола и пошел  к этой женщине на сцену,  плохо представляя, что он сейчас скажет и чем все это закончится.

А закончилось это шикарной свадьбой и  шестнадцатью годами счастливой  супружеской жизни. Но это уже совсем другая история.

      ***

Прошло ровно сто лет. Мы с Юлей, Сережей, Мишей, интриганом Сашей Сушиным  давно переместились  из земной жизни в жизнь небесную.

И кто сказал, что та, небесная жизнь, легче? Да бросьте. Там все то же самое, что и на земле. Только без окончания срока. Те же радости  и печали. Те же заботы. Каждый  обустраивает свою вечность, как может. Каждый чем-то занимается, о чем-то мечтает, находит новых друзей. Потому что человеческая душа должна развиваться. А развитие невозможно без общения.

И только Сережа Кусков ничем не занимался и не развивался,  потому что  тосковал не переставая. Не радовало его ни вечное солнце, ни вечный Свет, ни собственное вечное бессмертие. Его не радовали ни друзья, ни родители, ни дети. Ни даже сам факт того, что с прекращением существования  плоти жизнь продолжается. Ему этого ничего было не надо.   Потому что вокруг было полно  ненужных людей, но рядом не было одного-единственного человека -  его Юльки. Это был сущий  Ад.
      Днем Сережа  обычно проваливался в тяжелый беспокойный полусон, а ночами потихоньку спускался на землю и, радуясь  невидимому состоянию своей плоти, бродил  возле  юлькиного дома на Каширском шоссе,  вглядываясь в спящие знакомые  окна юлькиной, но теперь уже чьей-то чужой квартиры. Он был по-настоящему, безнадежно несчастен.

      ***

Но однажды Бог,  наконец, сжалился над Сережей. Простил своего непутевого сына. И отменил все свои наказания. И, сменив гнев на милость,  отпустил Сережу из Ада в прямехонько  Рай. И даже дорогу показал, и двух поющих  ангелов дал в провожатые, чтоб веселее было идти.
Попав в Рай, Сережа  удивился тому, что он ничем не отличался от его прежнего места обитания: то же бесконечное небо, те же  бесконечные облака, те же  бесконечные толпы людей и то же  беспросветное одиночество. «В чем смысл, Господи? -  подумал  Сережа с отчаянием, - в чем разница? Я не понимаю. Вразуми, научи!»

И вдруг невдалеке Сережа увидел  Джулию Арменовну. Она   сидела на удобном облаке, расписанном под афганский ковер,  и, улыбаясь,  увлеченно листала фотоальбом. Она  еще издали заметила Сережу, всмотрелась, узнала, улыбнулась ему и как ни в чем не бывало   снова с интересом погрузилась в просмотр альбома. Сережа, не веря происходящему, подошел к ней.

- Смотри,- подняла к нему  счастливые глаза улыбающаяся Юля,- это моя бабушка. А это моя мамочка  с моей первой свекровью. Видишь, какие все  молодые, какие красивые?

Сережа  взял из  рук Юли  альбом. Встал  перед ней на колени. Обхватил ее  ноги. Замер. А она опустила ладони в его волосы.  Сколько они так просидели – одному Богу ведомо: может,  одну минуту, может- одну тысячу  лет. Какая разница. У вечности ведь нет времени.
- Юлька,-  сказал наконец  Сережа,-  прости меня, говнюка, труса и предателя. Я всегда любил только тебя – и тогда, и сейчас, и после. Ты же это знаешь.

- Ну что ты, родной мой -  сказала Юля, -  это ты меня прости. Ну куда я полезла. На что замахнулась. Не должна была я тебя любить. Не должна была отнимать у тебя молодость.




Сережа заплакал.
 - Как ты жил потом без меня?-  спросила Юля, вытирая Сереже  глаза.

 - Плохо, - сморщился Сережа, - женился, развелся, опять женился,  дочку родил. Юлей назвал. Потом  опять развелся. И снова женился. Сын родился. Мишка. Скажи, зачем мне все это  было, если рядом не было тебя? Зачем? Ты не знаешь?

- Не знаю, любимый,-  пожала плечами Юлька, -  наверное, это знают твои родители.

- Родители… Они были довольны и счастливы, когда разорвали на  с тобой по-живому. Они ведь обожали меня. Поэтому думали, что все делают правильно. Они мне всю жизнь нарисовали, раскроили и сшили. А потом примерили -  а размер-то не мой, а чужой и неудобный. Тут жмет, там велико, а там вообще не налезает. Получается, что я свою жизнь не  для себя прожил, не для тебя, и даже не для своих детей -  а для папы и мамы. В чужой одежде, с чужого плеча, с чужими людьми. Какой кошмар, Юлька. Какой я был дурак…

- Не переживай, любимый, - сказала Юлька, заслоняясь от солнца, - самое главное, что мы  все-таки встретились.
- Встретились,-  торопливо согласился  Сережа, - и это такое счастье, Юлька! Если бы ты знала, какое это счастье…

- И мы с тобой никогда больше не расстанемся.

- Не расстанемся! – подтвердил Сережа.

- И даже  вечность  не разлучит нас!-  улыбнулась Юля.

- Вот это  точно! –  впервые за сто лет засмеялся Сережа,  встал,  распрямил спину,  подхватил Юльку на руки и,   легко  оттолкнувшись от облака, взлетел высоко-высоко, увлекая за собой свою любимую женщину навстречу вечному счастью.

Источник: Проза.ру

Автор: Жанна Титова
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Похожее

Комментарии 1

Жанна
Жанна от 17 февраля 2020 17:34
Алисочка! Но это же не конец!!! А где же конец???
Добавить комментарий

Оставить комментарий