Ричард Такер - 3

В мае 1962-го года у Такера случился сердечный приступ, он оправлялся от него почти год, после чего всячески отрицал своё недомогание. Опять пошли новые оперы, гастроли. Зимой 1966-го года Ричард и Сара Такеры отпраздновали тридцатилетие со дня свадьбы. В юбилейный день Ричард выступил в опере “Аида”, а после спектакля его с женой отвезли в гостиницу New Yorker, где собрались гости – по выражению журнала “Таймс”, элита мира искусств, политики и религии Манхеттена.
     В 1967-м году Такер выступал перед американскими солдатами во Вьетнаме. Летом того же года он пел в Тель-Авиве. Впервые Такер побывал в Израиле 9 лет назад по приглашению Филармонического оркестра, после чего был там ещё 8 раз. Выступив в Тель-Авиве, он улетел в Нью-Йорк, а на следующий день началась Шестидневная война. Такер выехал на заранее намеченные гастроли во Флоренцию, а оттуда вернулся в Израиль и пел в госпиталях для раненых и инвалидов.
     Дебют Такера в La Scala, о котором писал Лючано Паваротти, действительно состоялся лишь в 1969-м году. В 1970-м году Такер отпраздновал своё 25-летие на сцене Метрополитан Оперы – в отличной певческой и физической форме. Вот что писали о нём в барселонской газете: “Такер феноменален, его невозможно даже сравнить ни с одним из теноров, поющих сегодня. Такер – это Такер, от первой ноты до последней, его голос настолько натурален, настолько свободен, и в то же время настолько силён, что тяжело найти ему соперника”.
     Несколько лет подряд Ричард Такер добивался постановки в Метрополитан оперы французского композитора Жака Фроменталя Галеви La Juive (“Еврейка”), где он хотел исполнить роль ювелира Элиезера. Опера написана на либретто Эжена Скриба (которого мы знаем по пьесе “Стакан воды”) – любовная история на фоне христианско-еврейского конфликта, действие оперы происходит в 15-м веке. Галеви, сам ортодоксальный еврей, выбрал текст Скриба потому, что это – история о мести преследуемого еврея католическому кардиналу, история о бессмысленности религиозных предрассудков. Опера La Juive редко ставится на сцене, я писал уже об этом в заметке об Энрико Карузо. Напомню только, что с 1935-го года опера не ставилась нигде.
     Администрация Метрополитан почему-то возражала против постановки La Juive, объясняя свои возражения тем, что если оперу поставят и Такер будет в ней петь (партия Элиезера, кстати, очень трудна вокально), то в случае, не дай Бог, болезни Такера заменить его будет некем.
     Такер организовал концертное исполнение оперы в Лондоне в 1971-м году, а 14-го декабря 1974-го года премьера её с Ричардом Такером в роли Элиезера состоялась в оперном театре Барселоны. По словам жены Ричарда – Сары, это было его лучшее исполнение за всю многолетнюю карьеру.


     Когда Такер находился ещё в Барселоне, в начале января 1975-го года ему позвонили из Метрополитан Оперы и сообщили, что долгожданная постановка La Juive в его родном театре всё-таки состоится. В ролях, кроме него, будут заняты Беверли Силлс, Николай Гедда, Пол Плишка, а дирижировать оперой будет Леонард Бернстайн. Обсуждение деталей постановки намечалось на четверг 9-го января. Такер заметил, что он непременно будет на обсуждении, так как именно в этот день вернётся из города Каламазу, штат Мичиган, после совместного концерта с Робертом Мерриллом.
     Концерт был намечен на 8-е января, и Такер с Мерриллом прилетели в Каламазу на день раньше, они давали автографы, подписывали пластинки, у них брали интервью. На следующий день они встали поздно – впереди намечался бранч в гостинице, потом часовая репетиция с аккомпаниатором, двух-трёхчасовой отдых, лёгкий ужин в 6 часов вечера и прибытие в концертный зал к 7-ми часам. Но в 4.15 Такеру стало плохо: у него случился инфаркт, его забрали в госпиталь, где он в тот же день и умер. Врачи хотели сделать вскрытие, но семья по еврейскому обычаю вскрытие запретила.
     Тело Такера привезли в Нью-Йорк. Прощание с ним состоялось 10-го января в Метрополитан Опере. Гроб с телом Такера стоял на сцене театра, где он проработал 30 лет. Прощаться с певцом пришли три тысячи человек. Звучали речи друзей и коллег, молодой кантор Герман Маламуд, протеже Такера, пропел поминальную молитву “Эль моле рахамим”, после чего занавес театра закрылся за “американским Карузо”, как называли Такера, в последний раз.
     Такера сравнивали с Карузо неоднократно. Сходство их судеб иногда поразительно – хотя бы потому, что оба умерли после исполнения роли Элиезера, внезапно и на гребне славы. Кроме того, они оба много жертвовали на благотворительные нужды. Подсчитано, что за 30 лет Такер своим пением способствовал сбору более двухсот миллионов долларов.
     В честь Такера создано музыкальное общество Richard Tucker Music Foundation, которое устраивает ежегодные гала-концерты и конкурсы молодых оперных певцов. Существует также Мемориал Ричарда Такера в Тель-Авиве; на открытии этого Мемориала выступал Лючано Паваротти.
     Вероятно, не случайно великие еврейские певцы, такие как Такер, Пирс, Александрович, прежде чем выйти на оперную сцену, были канторами в синагогах. Канторальная музыка требует больших голосовых данных, ничуть не меньших, чем требует этого музыка оперная. К названной мною троице имён следует добавить также и малоизвестное имя Йозефа Шмидта (1904-1942), замечательного певца, о котором я тоже как-нибудь расскажу.

Источник: Стихи.ру

Автор: Наум Сагаловский
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий