Из жизни

Перестала кино смотреть. Старые любимые фильмы наизусть знаю. Могу озвучивать всех героев. А новые как-то не очень нравятся. Всё уже не то, всё не так...
 Закрываю глаза и смотрю короткометражки из собственной жизни.

 1. Было мне лет семь. Недалеко от нашего дома строили кинотеатр. Ну, как строили - котлован выкопали. В ту пору случилась дождливая весна и весь этот котлован был заполнен водой. Было бы лето - купались бы. А так - катались по этому озеру на деревянной двери. И очень запросто - берёшь длинную палку, встаёшь на дверь, отталкиваешься палкой от берега и от дна и плывешь. Бултыхалась в воду до полного промокания я ровно столько раз, сколько было нужно для того, чтоб моей старшей сестре стало не во что меня переодевать. Абсолютно всё сушилось на батареях (тогда и не сильно много было этого всего). И вот гуляют все, веселятся, а я сижу у окна, замотанная в полотенце и страдаю. Не реву, потому как понимаю, что рёвом делу не поможешь, а молча мужественно страдаю. Жизнь-то проходит... мимо... Сестра страдала вместе со мной. Наверное, даже больше, потому что только от огромного сочувствия можно было взять какие-то отцовские домашние трико, его же тельняшку, как-то всё это закатать, подвязать верёвочками. Засунуть меня в мамкины резиновые сапоги, напихав в них ваты ( у мамы всю жизнь ножка была 35 размера). Дополнить всё это великолепие отцовским рабочим ватником. Подвернуть у этого ватника рукава, подвязать резинками, чтоб не раскатывались. Подпоясать меня отцовским же солдатским ремнём и выпустить в большой мир. Это было такое счастье. Как будто присудили мне пожизненный срок, но в последний момент помиловали.



 2. Были в моде пончо. Такие накидки с бахромой. Очень я его хотела. И ничего, что росту во мне - полтора метра. Пришли с сыном на рынок покупать мне вожделенную тряпочку. Надела пончо. Зеркало маленькое. Целиком себя не видно. Но кусочки, которые видны, мне нравятся. А целиком себя в пончо - сама додумываю. Эдакой высокой модной красавицей. Поворачиваюсь к Лешке: "Ну, как тебе?" - спрашиваю.
 А у него и вкус хороший, и меня любит... Мялся он, мялся и выдал: "Ну, что тебе, мам, сказать... комод в накидке."

 3. Была у нас собака. С отчеством и фамилией . Породистая, в общем. Сука (это не в качестве ругательства, а в качестве половой принадлежности.) На щенков от Юджи знакомые записывались в очередь ещё до её беременности.
 Юджа где-то подцепила энтерит - болезнь страшную, от которой собаки за неделю помирают безвозвратно. Но мы вовремя начали интенсивное лечение. Знакомые, на щенков записанные, беспокоятся. Сотовых тогда не было. пятилетний Лёшка целыми днями во дворе играет. А волнующиеся знакомые мимо него ходят и соответственно у Юджиным здоровьем часто интересуются. А он мальчик воспитанный. Если зовут - от игр интересных отрывается, на вопросы отвечает. Наступил день, когда мы оповестили знакомых, что Юджа стала кушать, а значит - всё будет хорошо. Но людям надо убедиться. И вот играет Лешка во дворе, а мимо знакомый записанный идёт, подзывает:
 - Лешенька, как там Юджа?
 Лёшка очень мрачно отвечает:
 - Сдохла!
 - Как сдохла? Она же кушать начала!
 - Она покушала и сдохла.

 Не смотрю в последнее время кино. Нет фильма интереснее, чем жизнь.  
                      
НОВАЯ РЕЦЕНЗИЯ:

Источник: LitSet.Ru

Автор: Елена_Лерак_Маркелова
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий