Сказка, рассказанная кошкой

Я люблю до поздна бродить по городу. Вечером он похож на сказку, только уже рассказанную и почти забытую. Такой же стылый и пустой. Леденцовые домики с мансардами и покатыми крышами, еще зеленые деревья, с редкой золотой проседью в кронах, мягкий сумеречный свет. Дождь накрапывает, но совсем не мешает. Он пахнет морем и ранней осенью. Я хожу вдоль трамвайных путей и смотрю по сторонам.

Одни люди, гуляя, любуются машинами, другие — палисадниками, домами, старыми платанами. Третьи — лодками в порту. Кто-то с любопытством вглядывается в лица случайных прохожих, гадая о судьбах этих незнакомцев. А я обожаю наблюдать за кошками. Днем почти незаметные, к вечеру они покидают теплые лежанки и оглашают воздух почти детским плачем, пением, топотом мягких лапок. Они потягиваются и чистят шубки, готовясь к ночной охоте. Приветствуют друг друга или угрожающе ворчат, распушив длинные хвосты. Ночью город принадлежит им.

Я так долго изучал кошек, что начал понимать их язык. Не позы и не подергивания хвоста, а картинки, мысли, образы.

Миную перекресток и замечаю большую тигровую мурлыку. Она растянулась на парапете и моет шершавым языком лапку. Вид у нее довольный и сытый, а шубка блестит от влаги.

- Добрый вечер, госпожа кошка, - здороваюсь почтительно.

Тигра презрительно щурит зеленые глаза.

- Оставь церемонии, - говорит. - Присаживайся лучше, поболтаем.

Польщенный, я опускаюсь рядом с ней на парапет.

- Ты чья? - спрашиваю.

- Сама по себе, - вздыхает она и хвастливо, как мне кажется, добавляет. - Я — кошка-баюн.

Улыбаюсь, вспоминая русские сказки.

- Я думал, баюн — это кот.

- Бывает и кот, - легко соглашается тигра. - А я кошка. В нашем роду все баюны. Мы посылаем людям сны — кому какие нужны.

- Да? Расскажи, - прошу, неожиданно заинтересовавшись.

По рельсам, сверкнув желтым глазом, проносится трамвай. Похожий на мифического циклопа, он безлюден в этот поздний час, но полон изнутри теплым золотым сиянием. Мы оба провожаем его взглядами.

- Видишь этот дом? - спрашивает кошка-баюн и кончиком хвоста кивает на огромное строение с двумя блекло-желтыми фонарями у входа. Оно темное и тихое, словно окутанное осенней грустью. - Его хозяйку зовут Хельга. Одинокая вдова. Раньше она была известным врачом — чинила людям сердца. Вообще-то, мы, кошки, занимаемся тем же самым, верно?

- Да, - соглашаюсь я, - вы это умеете.

Закончив вылизывать лапу, тигра принимается за вторую. Быстрыми движениями моет уши и мордочку. На меня она как будто не обращает внимания, но при этом продолжает рассказывать.

- В полумраке комнат Хельга стоит у окна, обняв себя за плечи. В углах ее дома скопилась пыль. На этой неделе она не поменяла постельное белье, а сегодня утром забыла причесаться.

- Откуда ты знаешь? - удивляюсь я.


- Что тут знать? - снисходительно щурится тигра. - Вы, люди, для нас как открытые книги. Много лет назад, таким же сентябрьским дождливым вечером, Хельга потеряла нерожденного сына. Побежала за трамваем и поскользнулась на мокром асфальте.

- Какая беда! - восклицаю. - Но ведь потом у нее были дети?

- Нет, - чуть заметно качает головой кошка. - Но тот, кого любили, не может исчезнуть совсем. Он остался рядом с ней — не живой и не мертвый, не заметный для окружающих. Хельга видела его как бы на краю зрения. Из младенца сын превратился в хрупкого мальчика с волосами, как солнце. Потом в красивого парня, в молодого мужчину. Но как Хельга ни пыталась, никак не могла как следует разглядеть его, потому что он исчезал вместе со взмахом ресниц.

- Как знакомо, - тихо вздыхаю я, и мы долго смотрим вслед второму трамваю.

Последний, отмечаю про себя. 

- Сейчас ей снится сон. Ее сын, десятилетний мальчишка - именно таким ей нравилось его представлять. Но сегодня они впервые встретились глаза в глаза. «Мама, завтра я приду к тебе и мы опять будем вместе». - «Но как?» - улыбается она сквозь слезы. - «Я буду выглядеть по-другому, но ты меня узнаешь. Твое сердце узнает».

- А завтра? - спрашиваю, затаив дыхание.

Завтра порог ее дома переступит маленький рыжий котенок. И Хельга примет его, как родного.

Несколько минут я ошеломленно молчу.

- Но это, - наконец, выдавливаю из себя, - нехорошо.

- Хорошо, - возражает тигра. - Он крохотный, и ему нужна забота человека, еда и крыша над головой. Скоро курортный сезон закончится, и мало кто поделится угощением с нами, свободными кошками. Разве что молодая художница иногда оставит у черного хода своей галереи миску корма. Но она забывчива. И кто поможет выжить малышам? Ладно мы, взрослые — там поймаем птичку, тут — мышку.

- Но ты обманула Хельгу!

- С чего ты взял, что обманула? Сны — не ложь и не правда, это просто сны. Котенок из нашего племени баюнов, он заговорит ее боль. В дом вернется радость. И после долгих лет темноты в окнах вспыхнет свет, потому что в душе воцарится любовь.

Закончив свой вечерний туалет, она спрыгивает с парапета и начинает тереться о мои ноги.

Я решаюсь.

- Кошка-баюн, - прошу, - нашепчи мне сон — такой, чтобы захотелось жить. Чтобы прошлое стало настоящим, а осень расцвела весенними красками.

- Мррр, - кокетливо мурлычет кошка. - А что я получу взамен?

Благодарно глажу ее темную спинку, а тигра пытается лизнуть мою руку. Ее узкие глаза мерцают во мраке таинственным изумрудным светом.

- Мой дом станет твоим домом. В нем есть мягкий диван, а в холодильнике — вкусное мясо. После ужина я задремлю у телевизора, а ты — у меня на коленях. Нас ждут уютные вечера, тепло и ласка. А по ночам — голова к голове — мы будем вместе смотреть счастливые сны.

- Мррр... Договорились!


Я открываю глаза, впуская в сердце холодное осеннее утро — розоватую полоску рассвета в окне и налипший на стекло желтый лист платана. Рядом со мной тихонько посапывает тигра. Она вальяжно раскинулась на подушке кверху пузом, в позе абсолютного доверия. Пушистый хвост свисает мне на плечо.

Пытаюсь вспомнить сон, однако он испаряется из памяти, оставляя острое ощущение счастья. Как в детстве, когда мир кажется необъятным, а для радости не нужны причины.

- Спасибо, тигруся, - говорю ласково и, осторожно высвободив руку, поглаживаю кошку по теплому животу. - Ты настоящая сказочница. Нет, волшебница!

Вспоминаю, как вчера встретил на променаде Хельгу. С неизменной палочкой и в строгом сером плаще, но — удивительное дело — с новой прической. Мы обменялись улыбками.

- Сегодня Вы отлично выглядите!

- Хочу пригласить на Рождество племянницу с девочками.

Скоро пустой дом Хельги зазвенит детскими голосами. И закрутится пестрое колесо жизни.

А я? Что стану делать я? Может быть, напишу книгу. Или поживу немного за границей и свою баюшку, конечно же, возьму с собой... куда я теперь без нее? А может, познакомлюсь поближе с молодой художницей? Зайду, как бы невзначай, в ее галерею — посмотреть картины.

В конце концов, сама жизнь — ни что иное как сон, а о чем он будет, решать только нам.

Оставив тигру спать, иду на кухню варить кашу с мясом. Мне надо — обязательно надо — накормить всех кошек в городе.



Источник: проза.ру

Автор: Джон Маверик

Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!


Похожее

Комментарии 2

Olga от 9 января 2022 18:31

Прекрасная сказка, Джон! Помощь несчастным может исправить судьбу человека.

Джон
Джон от 18 января 2022 01:42

Ольга, спасибо Вам огромное! Это правда, помощь другим может придать жизни смысл.

Добавить комментарий

Оставить комментарий

HTML5