ШАНТИ продолжение.

 Шанти

НАЧАЛО

 

- Не знаю... наверное, потому, что не спится...
- Ответ вполне исчерпывающий, - я уселся на диване.
- Ты мне вот что скажи... Почему люди...
Я перебил её:
- Ты хочешь сказать: почему люди такие сволочи?
- Да.
- Знаешь... давай по чашечке кофе, а потом пофилософствуем...
- Кофе? Ночью?
- Тогда спать...
- Тогда кофе.
- Хорошо... но тебе придётся подождать несколько минут.
- Да, конечно.
Через несколько минут мы продолжили разговор.
- Итак, ты хочешь сказать, что люди – сволочи. Так?
- Я устала – не придирайся к моим словам...
- Ну... так бы сразу и сказала. А то сразу всех подряд обвиняешь.
- Нет... ты не понял меня – я устала от людей...
- Тогда почему ты ко мне пришла? Я ведь тоже человек.
- Нет... ты – другой.
- Откуда ты знаешь, что я – другой? Что я не такой же, как все остальные?
- Знаю.
- Нет, ты не можешь знать. Я такой же, как все. Такая же сволочь.
- Но не по отношению ко мне.
- Как ты можешь это утверждать? То, что я тебя приютил, ровным счётом ничего не значит, - я помолчал и добавил, - и ты ведь меня совсем не знаешь....
- Ты меня тоже не знаешь.
- Согласен, - я закурил, – но ведь это ты ко мне пришла, а не наоборот.
- Но ты ведь ждал меня.
- Да. Точно так же, как любой мужчина ждёт женщину, которой хочет обладать.
- И всё?
- А разве этого мало?
- Нет, немало. Что ж... ты хотя бы честен.
- А мне незачем играть с тобой в игры.
- И как же ты собираешься действовать?
- Никак. Я просто дожидаюсь, когда настанет мой день.
- И как ты это узнаешь?
- Ты сама мне скажешь.
- А если это будет ночь?
- Это всё равно будет день. Да и сейчас ведь далеко не вечер – не так ли?
- Да... Почти утро.
- Утро нового дня? – я посмотрел на неё.
- Каждый день – новый.
Разговор выдохся, и я решил оборвать его:
- Знаешь, у меня с утра куча дел – так что ты посмотри телевизор, а я посплю.
- Ты на самом деле хочешь спать?
- Почему бы и нет?
- А если я скажу, что твой день настал?
- Я скажу, что утро мудренее вечера…
- А разве сейчас не утро?
- Нет. Сейчас всего лишь почти утро…
- Прошу тебя, не придирайся к словам
- Я не придираюсь… Просто я знаю, что мой день пока что не настал.
- Откуда ты это можешь знать? Ты же сам только что мне сказал, что ждёшь, когда я скажу тебе, что твой день настал!
- Ты слишком много говоришь, - я улыбнулся.
- А что мне остаётся делать?
- Спать.
- Но, - она пыталась как-то возражать мне.
- Никаких но… Иди спать.
- Ты гонишь меня?
- Нет, можешь остаться и смотреть, как буду спать я…
С этими словами я натянул на себя плед и закрыл глаза, изображая спящего. Через некоторое время Шанти ушла в другую комнату, и я смог расслабиться и заснуть.

Утром меня разбудила Шанти.
- Ну, просыпайся. Тебе ведь уходить надо?
- Доброе утро, - улыбнулся я, - тебе так не терпится поскорее выпроводить меня?
- Не знаю. Но в любом случае – подъём. Тем более что завтрак уже готов.
- Сейчас.
Через пять минут я уже сидел за столом и пил кофе.
- Ну как, выспалась?
- Не знаю.
- А что же ты знаешь, моя хорошая?
- И этого тоже не знаю…
- Ладно, придётся приводить тебя в чувство.
- Попробуй…
- Так… возьми влажную тряпку, - она удивлённо посмотрела на меня. – Что, удивилась? Помни, что физический труд является лучшим лекарством от нервных расстройств.
- Это я знаю.
- Ну вот… Тогда берёшь эту самую влажную тряпку, достаёшь из-под кровати плоскую картонную коробку, аккуратненько вытираешь с неё пыль и приносишь сюда.
- Ладно.
Через минуту Шанти вернулась с коробкой в руках.
- Ну, ты прямо цветок в пыли, - улыбнулся я.
- Ты любишь смотреть индийские фильмы?
- Нет, моя мама их смотрит.
- Ясно… я пойду умоюсь - у тебя там пыли немеряно.
- Не торопись… ты же пока ещё не всю пыль протёрла.
- Будет сделано, начальник! Ещё поручения будут?
- Вскрой коробку. Это для тебя.
- Не поняла.
- Открой – поймёшь…
Шанти осторожно открыла коробку:
- Это ведь?
- Да, та самая картина, перед которой мы познакомились…
- Но… но почему ты не повесил её на стену?
- Не хотел, чтобы её трогали чужие глаза. А теперь – я пошёл. Буду часа через четыре…
- Можно, я тебя хотя бы в щёчку поцелую?
- Можно, целуй, - улыбнулся я.

Покончив с делами, я позвонил домой:
- Ну, как ты там, моя хорошая?
- Всё в порядке. Тебя когда ждать?
- Скоро… А вообще… знаешь что, давай собирайся – поедем где-нибудь пообедаем.
- Я никуда не хочу – мне и так хорошо. Знаешь, лучше купи что-нибудь по дороге домой.
- А чего именно душа твоя желает?
- Просто чего-нибудь купи и приезжай поскорее.
Я накупил всяческой снеди, заехал по пути на рынок, купил букет алых роз и отправился домой.


Когда я вошёл, Шанти поцеловала меня, уже не спрашивая разрешения. Мне оставалось только улыбнуться и ответить таким же поцелуем в щёчку.
- Вот, разбирайся, - я отнёс кульки с провизией на кухню.
- Не торопи, дай полюбоваться цветами…
Чуть позже она вошла:
- Ты что, гостей ждёшь?
- Нет, а что?
- Да тут ведь продуктов на роту!
- Ты же не сказала, чего именно душа твоя желает – вот я и накупил…
Она взяла банан и пару абрикосов:
- А ты что будешь?
- Я пока что не голоден – у меня был ланч с клиентом. Но от кофе не откажусь.
- Иди в комнату, сейчас принесу.
Минуты через две Шанти принесла кофе, поставила на журнальный столик и села напротив меня.
- Ты ничего не замечаешь?
- Дома чище стало, - улыбнулся я.
- А ещё?
- Уютней стало, - я усиленно пытался понять, какого ответа она ожидает.
- А ещё?
- Ну… ты улыбаешься…
Она подошла к картине, которую успела повесить на стену.
- А теперь?
- Минуту… на тебе ведь та же самая одежда, что и в тот день… Да?
- Наконец-то!
Я вздохнул с облегчением: четвёртая попытка оказалась удачной.
- Но чего-то не ведь хватает – так?
- Да, - Шанти улыбнулась.
- Стоп… ты  босиком!
- Да, кроссовки выбросила. И вообще, на мне только то, что было в тот самый день.
- Понял…
- Ну, коли так - переоденься…
- А вот с этим у меня проблемы…
- С переодеванием проблемы? - Шанти взяла инициативу в свои руки.
- Что-то вроде.
- Растолкуй.
- Если у тебя только кроссовки в минусе, то у меня только туфли в плюсе.
- Ну, у меня не только кроссовки в минусе – в плюсе только то, что ты видишь на мне…
- Так и я об том же самом, - в горле у меня пересохло.
- Что с тобой? Тебя что-то смущает?
- Непривычно как-то…
- Может, тебе помочь? - и с этими словами Шанти подошла ко мне…
-
Уже под утро, когда Шанти уснула, я вышел на балкон покурить. Курил и пытался понять, что же это было. Пытался сравнивать – и всё впустую. Уже много позже я понял, в чём было дело. Шанти дарила себя, ничего не требуя взамен. Дарила навскидку, без оглядки – и именно поэтому все сравнения меркли. В ней было какое-то невероятное сочетание растворяющей своей нежностью время и пространство фантастической Женщины и беззащитной девочки, которую хотелось укрыть от непогоды.

Проснулись мы поздно – и почти сразу же сели завтракать. От еды меня оторвал телефонный звонок. Звонил один из моих приятелей:
- Привет, как дела?
- Привет, вроде нормально.
- Занят?
- Да вроде нет. А что?
- Встретиться надо.
- Только не сегодня, - сказал я после небольшой паузы.
- Ты же вроде не занят.
- Ну… не совсем – я не один.
- С кем?
- С невестой,- последовала ещё одна пауза.
- С кем?
- Я же тебе сказал – с невестой, - разговор уже начал меня тяготить.
- Ладно, ты только скажи, когда годовщина.
- Завтра, в четыре.
- Тогда до встречи.
- До завтра.
Положив трубку, я посмотрел на Шанти: опустив голову, она тёрла пальцем несуществующее пятнышко на журнальном столике. Потом подняла голову и спросила:
- А что будет завтра?
- Годовщина…
- Твоего друга?
- Да, единственного друга…
- Как быстро летит время…
- Да… Знаешь, я завидую ему…
Шанти положила на стол кофе и откинулась в кресле. Я продолжал:
- Да, завидую. Он даже не понял, в чём дело – и погиб мгновенно, ничего не ощущая. На раз-два. А мы продолжаем барахтаться в этом чёртовом дерьме. И каждая проходящая мимо сволочь так и норовит дать по башке, чтобы поглубже окунуть тебя…
Шанти продолжала молчать – разве что как будто вжалась в кресло. Я же не успокаивался:
- Да, да… не удивляйся. Знаешь, даже хорошо, что его сейчас нет – и я могу сказать, что у меня по жизни был хотя бы один друг. Сегодня он бы меня проклял.
- Почему?
- Потому что я из журналиста превратился в журналюгу. В проститутку, которая за деньги сделает что угодно,  - я вытащил сигарету и спички.
- И что же ты такого делал за деньги? – голос её был совершенно потухшим.
- Всё, что мне говорили.
- Не кричи на меня  – моей вины ведь в этом нет.
Чёртовы спички не хотели зажигаться, я отшвырнул коробку  и пошёл на кухню прикурить от газовой плиты. Когда я вернулся, Шанти распаковывала мольберт и устанавливала его у окна.
- Тебе помочь?
- Нет, спасибо, сама разберусь.
Через некоторое время я остался один. Нет, Шанти была рядом – но было ощущение, что мир вокруг неё перестал существовать. Даже когда я чуть позже подошёл посмотреть, что она рисует, никакой реакции не последовало. Отрешённые глаза, резкие и нервные взмахи кисти – и всё. Когда я попытался заговорить с ней, то ответа тоже не последовало. Я оставил Шанти в покое и включил телевизор.
Под вечер всё было кончено. Шанти встала из-за мольберта и села на диван.
- Налей, пожалуйста, кофе, - попросила она.
- Сейчас.
Когда я вернулся, она уже спала. Я укрыл Шанти и решил посмотреть, что она нарисовала. Кровать со смятыми простынями – и всё в приглушённых синих тонах. Складки на простыне были размытыми –  и в то же самое время в них как будто было скрыто движение. Немного постояв у картины, я вернулся к телевизору. Шанти так и не проснулась – и через некоторое время я тоже отправился на боковую.

Утром я проснулся первым – надо было уходить. На скорую руку перекусил, привёл себя в порядок – и решил разбудить Шанти.
- Шанти, Шанти, - я осторожно и негромко позвал её.
- Да… а что случилось? – она открыла глаза.
- Шанти, я должен уходить – просто хотел сказать, что буду вечером.
- Не называй меня больше Шанти – прошу тебя.
- А как же?
- Пока что – никак.
- Мммммда… хорошо. До вечера.
- Иди.
- Кстати, а как называется то, что ты вчера нарисовала? - я задал вопрос, который вертелся у меня на языке со вчерашнего дня.
- "Тень моего мужчины".
- А почему…? Впрочем, какое это имеет значение… Я пошёл.

Когда я вечером вернулся домой, Шанти не было. Не было ни её, ни мольберта, ни её вещей. На журнальном столике в коробке была та самая картина, перед которой мы познакомились. Единственное, что изменилось – на стене висела картина, нарисованная ею. Шанти снова исчезла – и от неё осталась только тень…


Источник: http://onona.su/

Автор: Ровшан Сананоглу
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив