К 200-летию Николая Васильевича Гоголя

К 200-летию Николая Васильевича Гоголя

 


Рожденный 1 апреля 1809 года в местечке Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии, Николай Васильевич Гоголь веселил своим литературным творчеством и себя, и своих читателей.

 

"Причина той веселости, которую заметили в первых сочинениях моих, показавшихся в печати, заключалась в некоторой душевной потребности. На меня находили припадки тоски, мне самому необъяснимой, которая происходила, может быть, от моего болезненного состояния. Чтобы развлекать себя самого, я придумывал себе все смешное, что только мог выдумать. Выдумывал целиком смешные лица и характеры, поставляя их мысленно в самые смешные положения..." (Н.В. Гоголь "Авторская исповедь".)

 

Вместо того, чтобы рассуждать о гении в литературе, предлагаю пару отрывков из его бессмертных творений.
Гоголь через века ведет диалоги со своими читателями.
Постарайтесь сами разгадать то, что хотел сказать нам Николай Васильевич Гоголь.

 

 

 

 

Этот Пузатый Пацюк был точно когда-то запорожцем; но выгнали его или он сам убежал из Запорожья, этого никто не знал. Давно уже, лет десять, а может, и пятнадцать, как он жил в Диканьке. Сначала он жил, как настоящий запорожец: ничего не работал, спал три четверти дня, ел за шестерых косарей и выпивал за одним разом почти по целому ведру; впрочем, было где и поместиться, потому что Пацюк, несмотря на небольшой рост, в ширину был довольно увесист. Притом шаровары, которые носил он, были так широки, что, какой бы большой ни сделал он шаг, ног было совершенно незаметно, и казалось - винокуренная кадь двигалась по улице. Может быть, это самое подало повод прозвать его Пузатым. Не прошло нескольких дней после прибытия его в село, как все уже узнали, что он знахарь. Бывал ли кто болен чем, тотчас призывал Пацюка; а Пацюку стоило только пошептать несколько слов, и недуг как будто рукою снимался. Случалось ли, что проголодавшийся дворянин подавился рыбьей костью, Пацюк умел так искусно ударить кулаком в спину, что кость отправлялась куда ей следует, не причинив никакого вреда дворянскому горлу. В последнее время его редко видали где-нибудь. Причина этому была, может быть, лень, а может, и то, что пролезать в двери делалось для него с каждым годом труднее. Тогда миряне должны были отправляться к нему сами, если имели в нем нужду.

 

Кузнец не без робости отворил дверь и увидел Пацюка, сидевшего на полу по-турецки, перед небольшою кадушкою, на которой стояла миска с галушками. Эта миска стояла, как нарочно, наравне с его ртом. Не подвинувшись ни одним пальцем, он наклонил слегка голову к миске и хлебал жижу, схватывая по временам зубами галушки.

 

"Нет, этот, - подумал Вакула про себя, - еще ленивее Чуба: тот, по крайней мере, ест ложкою, а этот и руки не хочет поднять!"

 

Пацюк, верно, крепко занят был галушками, потому что, казалось, совсем не заметил прихода кузнеца, который, едва ступивши на порог, отвесил ему пренизкий поклон.

 

- Я к твоей милости пришел, Пацюк! - сказал Вакула, кланяясь снова.

 

Толстый Пацюк поднял голову и снова начал хлебать галушки.

 

- Ты, говорят, не во гнев будь сказано... - сказал, собираясь с духом, кузнец, - я веду об этом речь не для того, чтобы тебе нанесть какую обиду, - приходишься немного сродни черту.

 

Проговоря эти слова, Вакула испугался, подумав, что выразился все еще напрямик и мало смягчил крепкие слова, и, ожидая, что Пацюк, схвативши кадушку вместе с мискою, пошлет ему прямо в голову, отсторонился немного и закрылся рукавом, чтобы горячая жижа с галушек не обрызгала ему лица.

 

Но Пацюк взглянул и снова начал хлебать галушки. Ободренный кузнец решился продолжать:

 

- К тебе пришел, Пацюк, дай боже тебе всего, добра всякого в довольствии, хлеба в пропорции! - Кузнец иногда умел ввернуть модное слово; в том он понаторел в бытность еще в Полтаве, когда размалевывал сотнику дощатый забор. - Пропадать приходится мне, грешному! ничто не помогает на свете! Что будет, то будет, приходится просить помощи у самого черта. Что ж, Пацюк? - произнес кузнец, видя неизменное его молчание, как мне быть?

 

- Когда нужно черта, то и ступай к черту! - отвечал Пацюк, не подымая на него глаз и продолжая убирать галушки.

 

- Для того-то я и пришел к тебе, - отвечал кузнец, отвешивая поклон, - кроме тебя, думаю, никто на свете не знает к нему дороги.

 

Пацюк ни слова и доедал остальные галушки.

 

- Сделай милость, человек добрый, не откажи! - наступал кузнец, свинины ли, колбас, муки гречневой, ну, полотна, пшена или иного прочего, в случае потребности... как обыкновенно между добрыми людьми водится... не поскупимся. Расскажи хоть, как, примерно сказать, попасть к нему на дорогу?

 

- Тому не нужно далеко ходить, у кого черт за плечами, - произнес равнодушно Пацюк, не изменяя своего положения.

 

Вакула уставил на него глаза, как будто бы на лбу его написано было изъяснение этих слов. "Что он говорит ?" - безмолвно спрашивала его мина; а полуотверстый рот готовился проглотить, как галушку, первое слово. Но Пацюк молчал.

 

Тут заметил Вакула, что ни галушек, ни кадушки перед ним не было; но вместо того на полу стояли две деревянные миски: одна была наполнена варениками, другая сметаною. Мысли его и глаза невольно устремились на эти кушанья. "Посмотрим, - говорил он сам себе, - как будет есть Пацюк вареники. Наклоняться он, верно, не захочет, чтобы хлебать, как галушки, да и нельзя: нужно вареник сперва обмакнуть в сметану".

 

Только что он успел это подумать, Пацюк разинул рот, поглядел на вареники и еще сильнее разинул рот. В это время вареник выплеснул из миски, шлепнул в сметану, перевернулся на другую сторону, подскочил вверх и как раз попал ему в рот. Пацюк съел и снова разинул рот, и вареник таким же порядком отправился снова. На себя только принимал он труд жевать и проглатывать.

 

"Вишь, какое диво!" - подумал кузнец, разинув от удивления рот, и тот же час заметил, что вареник лезет и к нему в рот и уже выказал губы сметаною. Оттолкнувши вареник и вытерши губы, кузнец начал размышлять о том, какие чудеса бывают на свете и до каких мудростей доводит человека нечистая сила, заметя притом, что один только Пацюк может помочь ему. "Поклонюсь ему еще, пусть растолкует хорошенько... Однако что за черт! ведь сегодня голодная кутья, а он ест вареники, вареники скоромные! Что я, в самом деле, за дурак, стою тут и греха набираюсь! Назад!" И набожный кузнец опрометью выбежал из хаты.

 

Однако ж черт, сидевший в мешке и заранее уже радовавшийся, не мог вытерпеть, чтобы ушла из рук его такая славная добыча. Как только кузнец опустил мешок, он выскочил из него и сел верхом ему на шею.

Мороз подрал по коже кузнеца; испугавшись и побледнев, не знал он, что делать; уже хотел перекреститься... Но черт, наклонив свое собачье рыльце ему на правое ухо, сказал:

 

- Это я - твой друг, все сделаю для товарища и друга! Денег дам сколько хочешь, - пискнул он ему в левое ухо. - Оксана будет сегодня же наша, - шепнул он, заворотивши свою морду снова на правое ухо.

Кузнец стоял, размышляя.

 

- Изволь, - сказал он наконец, - за такую цену готов быть твоим!

 

Черт всплеснул руками и начал от радости галопировать на шее кузнеца. "Теперь-то попался кузнец!- думал он про себя, - теперь-то я вымещу на тебе, голубчик, все твои малеванья и небылицы, взводимые на чертей! Что теперь скажут мои товарищи, когда узнают, что самый набожнейший из всего села человек в моих руках?" Тут черт засмеялся от радости, вспомнивши, как будет дразнить в аде все хвостатое племя, как будет беситься хромой черт, считавшийся между ними первым на выдумки.

 

- Ну, Вакула! - пропищал черт, все так же не слезая с шеи, как бы опасаясь, чтобы он не убежал, - ты знаешь, что без контракта ничего не делают.

 

- Я готов! - сказал кузнец. - У вас, я слышал, расписываются кровью; постой же, я достану в кармане гвоздь! - Тут он заложил назад руку - и хвать черта за хвост.

 

- Вишь, какой шутник! - закричал, смеясь, черт. - Ну, полно, довольно уже шалить!

 

- Постой, голубчик! - закричал кузнец, - а вот это как тебе покажется? - При сем слове он сотворил крест, и черт сделался так тих, как ягненок. - Постой же, - сказал он, стаскивая его за хвост на землю, - будешь ты у меня знать подучивать на грехи добрых людей и честных христиан! - Тут кузнец, не выпуская хвоста, вскочил на него верхом и поднял руку для крестного знамения.

 

- Помилуй, Вакула! - жалобно простонал черт, - все что для тебя нужно, все сделаю, отпусти только душу на покаяние: не клади на меня страшного креста!

 

- А, вот каким голосом запел, немец проклятый! Теперь я знаю, что делать. Вези меня сей же час на себе, слышишь, неси, как птица!

 

- Куда? - произнес печальный черт.

 

- В Петембург, прямо к царице!

 

И кузнец обомлел от страха, чувствуя себя подымающимся на воздух.

"НОЧЬ ПЕРЕД РОЖДЕСТВОМ"

 

 

 


- Какие миленькие дети, - сказал Чичиков, посмотрев на них, - а который год?


- Старшему осьмой, а меньшему вчера только минуло шесть, - сказала Манилова.


- Фемистоклюс! - сказал Манилов, обратившись к старшему, который старался освободить свой подбородок, завязанный лакеем в салфетку.


Чичиков поднял несколько бровь, услышав такое отчасти греческое имя, которому, неизвестно почему, Манилов дал окончание на "юс", но постарался тот же час привесть лицо в обыкновенное положение.


- Фемистоклюс, скажи мне, какой лучший город во Франции?


Здесь учитель обратил все внимание на Фемистоклюса и казалось, хотел ему вскочить в глаза, но наконец совершенно успокоился и кивнул головою, когда Фемистоклюс сказал: "Париж".


- А у нас какой лучший город? - спросил опять Манилов.
Учитель опять настроил внимание.


- Петербург, - отвечал Фемистоклюс.


- А еще какой?


- Москва, - отвечал Фемистоклюс.


- Умница, душенька! - сказал на это Чичиков. - Скажите, однако ж... - продолжал он, обратившись тут же с некоторым видом изумления к Маниловым, - в такие лета и уже такие сведения! Я должен вам сказать, что в этом ребенке будут большие способности.


- О, вы еще не знаете его, - отвечал Манилов, у него чрезвычайно много остроумия. Вот меньшой, Алкид, тот не так быстр, а этот сейчас, если что-нибудь встретит, букашку, козявку, так уж у него вдруг глазенки и забегают; побежит за ней следом и тотчас обратит внимание. Я его прочу по дипломатической части. Фемистоклюс, - продолжал он, снова обратясь к нему, - хочешь быть посланником?


- Хочу, - отвечал Фемистоклюс, жуя хлеб и болтая головой направо и налево. 

"МЕРТВЫЕ ДУШИ"

 

 

 


 

- Позвольте узнать, как ваша фамилия?


- Нет, зачем же фамилию? Мне нельзя сказать ее. У меня много знакомых: Чехтарева, статская советница, Палагея Григорьевна Подточина, штаб-офицерша... Вдруг узнают, боже сохрани! Вы можете просто написать: коллежский асессор, или, еще лучше, состоящий в майорском чине.


- А сбежавший был ваш дворовый человек?


- Какое дворовый человек? Это бы еще не такое большое мошенничество! Сбежал от меня... нос...


- Гм! какая странная фамилия! И на большую сумму этот господин Носов обокрал вас?


- Нос то есть... вы не то думаете! Нос, мой собственный нос пропал неизвестно куда. Черт хотел подшутить надо мною!


- Да каким же образом пропал? Я что-то не могу хорошенько понять.


- Да я не могу вам сказать, каким образом; но главное то, что он разъезжает теперь по городу и называет себя статским советником. И потому я вас прошу объявить, чтобы поймавший представил его немедленно ко мне в самом скорейшем времени. Вы посудите, в самом деле, как же мне быть без такой заметной части тела? Это не тот что какой-нибудь мизинный палец на ноге, которую я в сапог - и никто не увидит, если его нет. Я бываю по четвергам у статской советницы Чехтаревой; Подточина Палагея Григорьевна, штаб-офицерша, и у ней дочка очень хорошенькая, тоже очень хорошие знакомые, и вы посудите сами, как же мне теперь... Мне теперь к ним нельзя явиться.


Чиновник задумался, что означали крепко сжавшиеся его губы.


- Нет, я не могу поместить такого объявления в газетах, - сказал он наконец после долгого молчания.


- Как? отчего?


- Так. Газета может потерять репутацию. Если всякий начнет писать, что у него сбежал нос, то... И так уже говорят, что печатается много несообразностей и ложных слухов.


- Да чем же это дело несообразное? Тут, кажется, ничего нет такого.


- Это вам так кажется, что нет. А вот на прошлой неделе такой же был случай. Пришел чиновник таким же образом, как вы теперь пришли, принес записку, денег по расчету пришлось два рубля семьдесят три копейки, и все объявление состояло в том, что сбежал пудель черной шерсти. Кажется, что бы тут такое? А вышел пасквиль: пудель-то этот был казначей, не помню какого-то заведения.


- Да ведь я вам не о пуделе делаю объявление, а о собственном моем носе: стало быть, почти то же, что о самом себе.


- Нет, такого объявления я никак не могу поместить.


- Да когда у меня точно пропал нос!


- Если пропал, то это дело медика. Говорят, что есть такие люди, которые могут приставить какой угодно нос. Но, впрочем, я замечаю, что вы должны быть человек веселого нрава и любите в обществе пошутить.


- Клянусь вам, вот как бог свят! Пожалуй, уж если до того дошло, то я покажу вам.


- Зачем беспокоиться! - продолжал чиновник, нюхая табак. - Впрочем, если не в беспокойство, - прибавил он с движением любопытства, - то желательно бы взглянуть.


Коллежский асессор отнял от лица платок.


- В самом деле, чрезвычайно странно! - сказал чиновник, - место совершенно гладкое, как будто бы только что выпеченный блин. Да, до невероятности ровное!


- Ну, вы и теперь будете спорить? Вы видите сами, что нельзя не напечатать. Я вам буду особенно благодарен; и очень рад, что этот случай доставил мне удовольствие с вами познакомиться...


Майор, как видно из этого, решился на сей раз немного поподличать.


- Напечатать-то, конечно, дело небольшое, - сказал чиновник, - только я не предвижу в этом никакой для вас выгоды. Если уже хотите, то отдайте тому, кто имеет искусное перо, описать это как редкое произведение натуры и напечатать эту статейку в "Северной пчеле" (тут он понюхал еще раз табаку) для пользы юношества (тут он утер нос) или так, для общего любопытства. 

"НОС"

 

 

 

Не правда ли, очень современные знакомые нам персонажи?!

 

 

Автор статьи: Елена Цыбульская

 

 

 

 

 

 

  
Источник: http://onona.su/

Автор не указан
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий