Шизофрения - прибыльная «болезнь» для психиатрии

В наши дни психиатр претендует на роль непререкаемого авторитета и специалиста в вопросах душевного здоровья и «заболеваний» психики. Однако факты раскрывают совершенно иную картину:

  1. ПСИХИАТРИЧЕСКИЕ «РАССТРОЙСТВА» НЕ ЯВЛЯЮТСЯ РЕАЛЬНЫМИ МЕДИЦИНСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ:
    В медицине установлены четкие критерии и условия, при которых то или иное состояние можно назвать заболеванием, а именно: должны быть выявлены предсказуемые симптомы, а также известны и подтверждены причины или физиологические процессы, лежащие в основе этих симптомов. Озноб и жар являются симптомами заболевания. Малярия и тиф - это заболевания. Наличие заболевания подтверждается объективными показателями и анализами. Однако еще никому не удалось доказать, что хоть одно психическое «заболевание» существует в виде реального медицинского заболевания.
  2. ПСИХИАТРЫ ИМЕЮТ ДЕЛО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО С ПСИХИЧЕСКИМИ «РАССТРОЙСТВАМИ», А НЕ С ЗАБОЛЕВАНИЯМИ, СУЩЕСТВОВАНИЕ КОТОРЫХ ДОКАЗАНО.
    В то время как медицина других направлений занимается лечением заболеваний, психиатрия имеет дело лишь с «расстройствами». Если причины или физиологические процессы, лежащие в основе симптомов, проявляемых различными пациентами, неизвестны, то такая совокупность симптомов называется расстройство или синдром. Доктор Джозеф Гленмуллен из Гарвардского университета утверждает, что любой диагноз в психиатрии «представляет собой исключительно синдром или расстройство, группу предположительно взаимосвязанных симптомов, но никак не реальное заболевание». По словам доктора Томаса Саца, заслуженного профессора психиатрии, «нет никакого анализа крови или иных биологических тестов, которые могли бы подтвердить наличие или отсутствие психического заболевания, подобных тем тестам, что существуют практически для всех соматических заболеваний».
  3. В ПСИХИАТРИИ НЕ УСТАНОВЛЕНА ПРИЧИНА НИ ОДНОГО «ПСИХИЧЕСКОГО РАССТРОЙСТВА». Крупнейшие психиатрические учреждения, такие как Всемирная психиатрическая ассоциация и Национальный институт психического здоровья США, признают, что психиатры не знают причин психических расстройств, не умеют избавлять от них своих пациентов, а также не знают, как конкретно воздействуют на пациентов психиатрические методы «лечения». Всё, что у них есть, - это научно не подтвержденные теории и противоречивые мнения о диагнозах и методиках лечения. Как сказал один из бывших президентов Всемирной психиатрической ассоциации, «прошло то время, когда психиатры считали, что они могут вылечить душевнобольных пациентов. В будущем психически больным придется научиться мириться со своими болезнями».
  4. ТЕОРИЯ, СОГЛАСНО КОТОРОЙ ПРИЧИНОЙ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ ЯВЛЯЕТСЯ ДИСБАЛАНС ХИМИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ В МОЗГЕ, ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ НЕ БОЛЕЕ ЧЕМ НЕПОДТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ И НЕ ЯВЛЯЕТСЯ НАУЧНЫМ ФАКТОМ.
    Согласно одной из распространенных психиатрических теорий (благодаря которой продажа психотропных препаратов стала очень прибыльным бизнесом), причиной психических расстройств является химический дисбаланс в головном мозге. Но, как и в случае с другими моделями психических расстройств, не существует никаких результатов биологических исследований, которые могли бы подтвердить эту теорию. Доктор наук Эллиот Валленштейн, писатель и представитель крупнейшего сообщества медицинских экспертов-биохимиков, автор книги «Обвиняя мозг», пишет: «Нет никаких тестов или анализов, с помощью которых можно было бы определить, каково состояние мозга живого человека с точки зрения содержания химических веществ».
  5. МОЗГ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПРИЧИНОЙ ТРУДНОСТЕЙ, КОТОРЫЕ ЧЕЛОВЕК ИСПЫТЫВАЕТ В ЖИЗНИ.
    Конечно, жизнь время от времени всем нам подбрасывает какие-то проблемы и огорчения, что приводит к душевным волнениям и беспокойствам, причем иногда весьма серьезным. Однако представлять дело таким образом, будто эти беспокойства вызваны неизлечимыми «заболеваниями мозга», которые можно облегчить только с помощью опасных препаратов, бесчестно, губительно, а иногда и фатально. Эти препараты зачастую по мощности своего воздействия превосходят наркотики, и могут заставить человека совершить насилие или самоубийство. Они маскируют истинную причину жизненных проблем и ослабляют человека, не оставляя ему шансов на выздоровление и надежды на лучшее будущее.

 

Шизофрения - прибыльная «болезнь» для психиатрии



Порой жизнь бросает нам настоящий вызов. Она и в самом деле может стать очень нелегкой. Если в семье один из её членов постоянно взбудоражен и делает всё невпопад, а попытки остальных не приводят к разрешению кризиса, жизнь в такой семье становится невыносимой.
К кому мы можем обратиться, когда такое случается?
Если верить психиатрам, вы должны проконсультироваться у них, как у экспертов в области душевного здоровья. Но это обман, и многие убедились в этом.
Доктор Меган Шилдс, семейный врач, практикующий уже более 25 лет, и член консультативного комитета Гражданской комиссии по правам человека, предупреждает: «Психиатры ничего не знают о разуме, обращаются с человеком как с органом, расположенным в его голове (мозгом), и заинтересованы в духовности, стандартной медицине и исцелении примерно в той же степени, в которой палач заинтересован в сохранении жизни».
В фильме «Игры разума» лауреат Нобелевской премии Джон Нэш показан человеком, надеющимся на то, что новейшие «революционные» психиатрические препараты предотвратят рецидив его «шизофрении». Это голливудская выдумка, поскольку сам Нэш опровергает то, что он принимал «современные» медицинские препараты в то время, когда получил Нобелевскую премию, как это изображено в
фильме. Нэш не принимал никаких психиатрических препаратов в течение 24 лет и вышел из своего болезненного состояния естественным путём.
Однако мы бы хотели обратить ваше внимание на то, что существуют способы решения серьёзных психических расстройств без риска совершить грубые ошибки, присущие психиатрии.
Любой психиатр или психолог, заявляющий, что «серьёзные психические болезни» ничем не отличаются от порока сердца, гангрены или обычного насморка, беззастенчиво лжёт.
Вот что говорит доктор Томас Сац, заслуженный профессор психиатрии университета штата Нью-Йорк: «Если мы рассматриваем психическую болезнь подобно физической болезни, у нас должны быть биохимические или патологические доказательства этого». И если «болезнь» «можно назвать таковой с точки зрения науки, она, так или иначе, должна поддаваться изучению, измерению и тестированию научными способами, такими как анализ крови или электроэнце-фаллограмма [запись электрической деятельности мозга]. Если её нельзя измерить подобным образом - как в случае с… «психической болезнью», - то слово «болезнь» в лучшем случае метафора, в худшем - вымысел, и, следовательно, «лечение» этих «болезней» не является … научной деятельностью».
На практике имеются многочисленные доказательства того, что реальное физическое заболевание с реальной патологией может серьёзно повлиять на психическое здоровье и поведение человека. Психиатрия полностью игнорирует этот научный факт, предпочитая считать единственной причиной болезни воображаемый «химический дисбаланс» мозга, существование которого никогда не было доказано, и ограничивать свою практическую деятельность жестокими методами «лечения», которые ничего, кроме вреда человеку и его мозгу, не приносят.
Ничего не зная о разуме, мозге и о настоящих причинах серьёзных психических расстройств, психиатры до сих пор выжигают пациентам мозг электрошоком, истязают его психохирургическими операциями и умерщвляют опасными препаратами. Совершенно не понимая, с чем они работают, они предпочитают действовать «разумными» методами, наподобие «кинем ручную гранату в панель управления, чтобы привести её в порядок». Это звучит и выглядит впечатляюще, но в процессе этого уничтожается все то, что является хорошим, и ничего не излечивается, но всё это обходится налогоплательщикам в миллиарды долларов ежегодно.
Уничтожение частей мозга делает человека более послушным, но менее живым. Настоящее психическое расстройство никуда не уходит, оно просто подавлено. Это - психиатрия в действии, так она «лечит» людей с душевными расстройствами.
Информация, изложенная в этой публикации, - предупреждение людям, которые, возможно, сталкиваются с серьёзными трудностями в жизни, или знают таких людей, и в то же время ищут ответы.
“Существуют альтернативы психиатрическому лечению. Найдите такие альтернативы и поддерживайте их, поскольку они могут восстановить и улучшить состояние человека. Они действенны. Избегайте психиатрии - она лишь губит судьбы людей и никогда не даёт положительных результатов.” - Джен Истгейт
Президент Международной гражданской комиссии по правам человека.

ВАЖНЫЕ ФАКТЫ:

 

  1. «Шизофрении» не соответствует ни одно физиологическое отклонение и, следовательно, это не болезнь.
  2. У первых пациентов, которым был поставлен диагноз «шизофрения», позднее был обнаружен вирус, вызывавший воспаление мозга, выражавшееся в странном поведении.
  3. Нейролептические (успокаивающие) препараты, используемые для лечения шизофрении, наносят вред нервной системе, что приводит к постоянному ухудшению здоровья и даже смерти.
  4. Исследования лечения шизофрении показывают, что в бедных странах, где нейролептики использовались реже, чем в странах с высоким уровнем жизни, процент вылеченных пациентов гораздо выше.
  5. Исследования показали, что побочным эффектом приёма психиатрических препаратов и отвыкания от них является невероятная жестокость тех, кто их принимал, и это подтверждено документально.


Большинство людей считают, что основная функция психиатрии - лечение пациентов с тяжёлыми, несущими угрозу жизни психическими расстройствами. Наиболее часто упоминается расстройство, впервые названное dementia praecox (деменция) немецким психиатром Эмилем Крепелином в конце XIX века. Позже, в 1908 г., швейцарский психиатр Юген Блюэр дал ей название «шизофрения».
Психиатр Е. Фуллер Торри отметил, что «Крепелин сказал последнее слово в медицине о нерациональном поведении, назвав его и классифицировав. Нерациональное поведение теперь могло быть с полным правом отнесено к медицине, потому что теперь у него есть названия... Его система классификации продолжает доминировать в психиатрии вплоть до настоящего момента, но не по причине того, что она доказала свою ценность… а потому, что она стала входным билетом нерационального поведения в медицину».
Однако Роберт Уайтэкер, автор книги «Сумасшедший в Америке», полагает, что пациенты, которым Крепелин поставил диагноз dementia praecox, на самом деле страдали от вируса encephalitis lethargica (воспаление мозга, вызывающее апатичность), который не был известен в то время. «У этих пациентов была странная походка, и они страдали от судорожных сокращений лица, мышечных спазмов и внезапных приступов сонливости. Их зрачки реагировали на свет замедленно. У них также текла слюна, были трудности с глотанием, их мучили хронические запоры, и они были неспособны довести до конца сознательные физические действия».
Психиатры никогда не пересматривали взгляды Крепелина, иначе бы они увидели, что шизофрения - это просто физическая проблема, которая не была диагностирована и которую не лечили. «Шизофрения имела слишком большое значение для обеспечения статуса психиатрии как полноправного раздела медицины… Физические симптомы болезни были преспокойно "сброшены со счетов"… То, что оставалось в качестве главных отличительных признаков, было психическими симптомами: галлюцинации, мании и странные мысли», - говорит Уайтэкер.
Психиатры продолжают называть шизофрению психической болезнью, несмотря на то, что после ста лет исследований не найдено ни одного объективного доказательства того, что она существует как физическое отклонение в мозге.
Контроль при помощи наркотиков.
Нейролептики (успокаивающие препараты), также известные как «антипсихотики», предписываемые от «шизофрении», изначально были разработаны во Франции для «затормаживания нервной системы во время операций». Психиатры очень быстро сообразили, что нейролептики вызывают болезнь Паркинсона и симптомы encephalitis lethargica, ту самую проблему, которой Крепелин дал неправильное объяснение и которую он назвал dementia praecox.
Лекарства наносят ущерб экстрапирамидальной системе (ЭПС), обширной сложной сети из нервных волокон, контролирующей моторные функции, вследствие чего мышцы теряют эластичность, появляются спазмы и различные непроизвольные движения.
Исследователям и психиатрам было также известно о риске «злокачественного нейролептического синдрома», потенциально смертельной токсической реакции на подобные препараты, при которой у пациентов внезапно начинался жар, они становились взволнованными и крайне малоподвижными. Это стало причиной смерти около 100 000 американцев.
Чтобы предупредить негативное отношение общества к таким препаратам, в медицинских журналах стали регулярно появляться статьи, чрезмерно восхвалявшие преимущества новых лекарств, умалчивая при этом о риске, который связан с их употреблением. Уайтэкер отмечает, что в 50-х годах ХХ века информация, которую врачи и публика в целом получали об этих новых препаратах, была состряпана по заказу “Формирования общественного мнения, конечно же сыграло сыграло важнейшую роль в том, что нейролептики стали считаться безопасными антишизофреническими препаратами для душевнобольных”.
Но результаты независимых исследований заставляют сомневаться в правдивости этой информации. После восьми лет исследований Всемирная организация здравоохранения обнаружила, что пациенты из трёх экономически отсталых государств - «Индии, Нигерии и Колумбии - шли на поправку значительно лучше, чем пациенты в Соединённых Штатах и четырёх других развитых странах». Более того, через пять лет «у 64% пациентов из бедных стран больше не было симптомов болезни и они чувствовали себя хорошо». Для сравнения, только 18% пациентов из развитых стран начинали поправляться.
Западные психиатры аргументировали это тем, что у людей из бедных стран вообще не было шизофрении. Однако второе исследование этой области с использованием тех же критериев диагностики привели к такому же заключению.10 В то время как только 16% пациентов лечились нейролептиками в бедных странах, в развитых странах эта цифра достигала 61%. Низкая эфективность лечения в западных странах явно связана с использованием нейролептиков. Опыт развитых стран также свидетельствует о том, что рецидивы у пациентов, не принимавших лекарств, случались реже по сравнению с теми, кто их принимал.1
Но только в 1985 г. и только после нескольких нашумевших судебных процессов, в ходе которых было обнаружено, что «психиатры и психиатрические учреждения не предупреждали своих пациентов о риске, связанным с приёмом психиатрических препаратов, в результате чего в одном из случаев был нанесён ущерб в размере более 3 млн. долларов», Американская психиатрическая ассоциация вынуждена была издать официальное письмо своим членам, в котором предупреждала об опасности применения таких препаратов.
Причина такого длительного молчания никак не связана с медицинской практикой. Ведь только начальное инвестирование в производство хлорпромазина (нейролептик) в 1954 году составило 350 000 долларов. К 1970 году он приносил 116 млн. долларов прибыли в год.
«В ХIХ веке немецкий психиатр Эмиль Крепелин (слева) сказал последнее слово в медицине о нерациональном поведении, назвав его и классифицировав… Его система классификации продолжает доминировать в психиатрии вплоть до настоящего момента… потому что она стала входным билетом нерационального поведения в медицину», - психиатр Е. Фуллер Торри.
По словам Уайтэкера, общественность всё больше узнаёт о том, что нейролептики «часто наносят необратимый вред мозгу, а это создаёт для психиатров угрозу того, что столь выгодное для них дельце будет прикрыто». В ответ на это в 90-х годах ХХ века начинают применяться новые «атипичные» (нетипичные; оказывающие меньшее воздействие на ЭПС) препараты для лечения шизофрении, что сопровождается обещаниями меньших побочных эффектов.
Однако, у этих препаратов на самом деле даже более серьёзные побочные эффекты: слепота, образование тромбов, грозящих смертью, сердечная аритмия, симптомы теплового удара, распухание и выделения из молочных желез, импотенция или дисфункция половых органов, заболевания крови, болезненные высыпания на коже, припадки, рождение детей с физическими отклонениями, очень сильная обеспокоенность и нервозность.
В результате тестирования одного из таких препаратов в 60-х годах было обнаружено, что он вызывает припадки, сильную заторможенность, чрезмерное слюноотделение, запоры, недержание мочи, избыточный вес, остановку дыхания, сердечные приступы, а в редких случаях внезапную смерть. Когда в 70-х годах этот препарат появился в Европе, его изъяли из употребления, так как обнаружилось, что у 2% пациентов он вызывает алейкию (ослабление белых кровяных клеток, что может привести к смерти).
20 мая 2003 года газета «Нью-Йорк Таймс» сообщила, что атипичные препараты могут стать причиной диабета, «а в некоторых случаях вызывают смерть». Доктор Джозеф Деву-Гейс, профессор психиатрии университета Дюка, отметил, что этот диабет «очень похож на то, что 25 лет назад называли дискинезией».13
В мае 2003 года исследование применения атипичных препаратов, проведённое в 17 госпиталях, обслуживающих ветеранов, показало, что стоимость использования одного антипсихотического препарата (по сравнению с использованием других лекарств) увеличивала содержание одного пациента на 3 000 - 9 000 долларов без какого-либо улучшения симптомов, облегчения побочных эффектов, выглядящих, как болезнь Паркинсона, или общего улучшения состояния пациента.
В 2000 году общая сумма годовых продаж антипсихотиков в США составила 4 млрд. долларов. К 2003 году эта цифра достигла 8,1 млрд. долларов. Во всём мире продажи достигли 12 млрд. долларов.
Сегодня психиатрия крепко держится за антипсихотики как средство лечения шизофрении, несмотря на подтверждённую опасность их применения. Исследования показывают: когда пациенты прекращают приём атипичных препаратов, они идут на поправку.
Несколько исследований Всемирной организации здравоохранения показали, что состояние больных шизофренией в малоразвитых странах, где применяется гораздо меньше психотропных препаратов, улучшается гораздо быстрее, чем у пациентов в развитых странах, где в основном полагаются на подобные лекарства.
В 1999 году прибыль от продажи препаратов, предназначенных для «лечения шизофрении», оценивалась в 5 миллиардов долларов, а к 2003 году эта прибыль достигла 12,2 миллиарда долларов. Выше приведены две диаграммы, на нижней из которых отражена общая прибыль, полученная от продажи таких препаратов в США, Соединённом Королевстве, Канаде, Франции, Германии, Италии, Японии и Испании.
«Вряд ли общественность могла подозревать, что безумца из ночных кошмаров, убивающего без предупреждения и без какой-либо видимой причины, не всегда толкали на это его злые намерения. Причиной его поступков чаще оказывались популярные препараты». - Роберт Уайтэкер, автор книги «Сумасшедший в Америке: отсутствие науки, медицины и результатов в лечении душевнобольных», 2002 г.
Психиатры возлагают вину за жестокие преступления на пациентов, которые прекратили своё лечение, хотя сами психиатры знают, что крайняя жестокость является подтверждённым побочным эффектом как приёма психиатрических препаратов, так и отвыкания от них. 20 июня 2001 года мать и домохозяйка из Техаса, Андреа Ятис утопила в ванной своих пятерых детей в возрасте от 6 месяцев до 7 лет. В течение многих лет 37-летняя миссис Ятис много раз лежала в психиатрических больницах, она принимала выписанные ей психиатрические препараты, и у неё случались попытки самоубийства. 12 марта 2002 года присяжные отвергли её защиту как душевнобольной и признали её виновной в преднамеренном убийстве.
Для юристов и СМИ эта история завершилась, и дело было закрыто. Но нетрудно предугадать объяснения психиатров: миссис Ятис страдала от тяжёлого психического заболевания, которое «с трудом поддавалось лечению», или она «не получила надлежащего лечения её психического состояния».
Не удовлетворившись этим, техасское отделение ГКПЧ провело независимую медицинскую оценку истории болезни миссис Ятис. Научный консультант Эдвард Г. Израйлсон, доктор философии, изучил ее историю болезни и сообщил, что коктейль из препаратов, назначенный миссис Ятис, вызвал непреднамеренную интоксикацию. Он сказал, что «передозировка» одного антидепрессанта и «неожиданно высокие дозы» другого «ухудшили её состояние». Это «привело к убийству».18
Обширное исследование Роберта Уайтэкера показало, что антипсихотические препараты временно приглушают психоз, но после длительного применения делают пациентов биологически более склонными к психозу. Второй парадоксальный эффект, проявляющийся при приёме более сильнодействующих нейролептиков, является побочным эффектом, названным «акатизия» (a - «без»; kathisia - «сидеть»; «неспособность спокойно сидеть»). Этот побочный эффект связан с агрессивным, жестоким поведением.
Исследования, проведённые в 1990 году, показали, что 50% всех случаев буйного поведения в психиатрических больницах могут быть связаны с акатизией. Пациенты говорят о том, что у них возникает «очень сильное желание наброситься на всех, кто находится рядом».
В докладе английских исследователей, проведенном в 1998 году, отмечается, что по крайней мере 5% пациентов, принимающих антидепрессанты типа селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС), страдают от «общеизвестных» побочных эффектов, таких как возбуждённость, беспокойство и нервозность. Около 5% обнаруженных побочных эффектов включают агрессивность, галлюцинации, недомогание и деперсонализацию.21 В 1995 году девять австралийских психиатров сообщили, что пациенты поранили себя или «зациклились» на жестокости во время приёма антидепрессантов серии СИОЗС. «Я не хотел умирать, мне просто казалось, будто я рвал свою плоть на куски», - сказал психиатрам один пациент.

Страницы: 1 2

Источник: http://pcmusic.ru/

Автор: Macbeth
Если материал Вам понравился, поделитесь, пожалуйста!

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий