Сон в предвыборную ночь

У нас в гостях новый автор, Валерий Васильев. Просьба любить и жаловать!

Стрелки стареньких настенных часов обозначили время, которое можно было отнести к разряду либо раннего утра, либо поздней ночи. Это кому как угодно.
Они показывали четыре часа тридцать пять минут по Гринвичу и напоминали Василию Кузькину почему-то согнувшуюся соседку бабу Зою, которая дёргала пырей на грядке с морковкой. Ну, такая вот ассоциация возникала у него в мозгу.
Это, наверное, от усталости, подумал он. Или от недопоя... Василий томно потянулся и,зевнув до боли в скулах, мешком свалился на диван. Тут же засопел, как младенец, звонко причмокивая губами.

Подробнее

Талант Дон Жуана

Что бы там ни говорили, Дон Жуану требуется только один талант - всегда оказываться в нужное время в нужном месте.

Рядом с молодой девчонкой именно в тот момент, когда у нее случается временное разочарование в бестолковых ровесниках.

Рядом с почти ангельского характера барышней именно в тот момент, когда она, измученная необоснованной ревностью мужа, решает попробовать, какова же на вкус измена.

Подробнее

Оптимистическое когда-нибудь

Когда-нибудь я нежно и ласково пошлю подальше всех дорогих и любимых, всех, кому что-то должен, в общем всех на свете - и поеду в Париж.

Первым делом найду того негра-официанта, который хихикал над моим французским. И спрошу, узнал ли он смысл тех русских слов, которыми я тогда ему объяснил все, что о нем думаю.

Потом пойду на Вандомскую площадь. Обязательно около пяти вечера - и чтобы солнечно. Потому что около пяти вечера тень от столба получается особенной. Не верите? Легко проверить

Подробнее

Привычка

Все было так, как обычно случалось в последнее время. Очередной дракон, получив телеграмму о скором прибытии Ланселота, покидал свой замок и отправлялся погостить к приятелю. А Ланселоту оставалось только взломать ржавый замок на воротах и увезти очередную Прекрасную Даму.
Отчего-то Прекрасные Дамы становились все менее прекрасными, но зато все более увесистыми и рыцарский конь тяжко и безнадежно вздыхал, завидев очередную Даму. Ланселот давно уже тяготился этим занятием, но Освобождение Прекрасных Дам было его привычкой, известной всему свету. Положение обязывает и, получив известие о Прекрасной Даме, томящейся в плену у очередного дракона, Ланселот отправлялся в путь.

Подробнее

Безудержное


Я заметил его боковым зрением. Сначала лишь отметил что-то необычное. Потом повернулся, остановил машину и смотрел на него. Он - это не очень молодой человек, который не шел, а летел по тротуару, кружась в танце с невидимой партнершей.
Его лицо выражало безудержное счастье.

Подробнее

До последней секунды

Если когда-то кто-то бы мне сказал, что жизнь будет такой, как она сложилась, то я бы отказалась играть в эту странную жестокую игру длинной в 27144 дней, или 2345249795 секунд от рождения до смерти. Мне нравится определенность. Определенность во всем: в любви, в смерти, в добре, во зле... О, как я умела злиться... Я просто была готова задушить своего обидчика. Мне хотелось взорвать весь мир, который мне так насолил своими несостыковками. Когда делаешь кому-то добро, то обязательно тебе нагадят, причем, так с душой, что после не знаешь, как и реагировать. Но в душе остается кровавое месиво из обрывков нервов и воспоминаний. А еще я любила. Долго...

ЮЛИЯ ГАЙДАЕВА.

Подробнее

Кино и немцы

 
Городишко, где Андрейка проживал своё детство, хоть и был заштатным и грязным, но имел свои очаги советской культуры. Был там и парк с зелёным театром, на сцене которого (теоретически) могли бы выступать разные таланты. Имелась трехэтажная (!) городская баня, построенная во времена начала правления товарища Сталина, большого друга советских (чисто помытых?) народов. «1930» — было выложено кирпичами на её фасаде. Но не помнил никто в городишке, чтобы и в далёкие тридцатые функционировали два верхних этажа, всегда — только первый. Что находилось все эти годы на двух других, что там происходило?..

Подробнее

Аббат

"Пусть все живут по справедливости, следуя закону Божьему....потому что правящий император не в состоянии охватить своим надзором всех и каждого"
Капитулярий императора Карла, 802 г.      
В монастырском дворе суетились служки, собирая обоз. Аббат нервно ходил по своему кабинету, диктуя распоряжения...
"...пять бочонков в Сен-Мартен...."
Он всегда нервничал перед дальней дорогой, хоть не был домоседом и к путешествиям на королевской службе привык с ранней юности.

Подробнее