Фрекен Линда

На освещенной солнцем стене нашего с братом домашнего "кинематографа" тени ее нежных рук создавали причудливые картины: то взлетали ввысь хищные птицы, то волки пробегали вслед за оленями, то бешеные улитки… шныряли за дикими кабанами. Мы хлопали ей в ладоши, визжали как резаные, лезли к ней целоваться. И белокурая актриса веселого театра теней нас ласково обнимала и называла своими "милыми карапузиками"... Ах, эта славная Линда по прозвищу "Розалинда"!..
Подробнее

Революционный этюд

Расскажу тебе быль, которая покажется тебе сказкой, дружок. Эта быль будет про зарю кинематографа. Глубоко? Разве? Да всего-то сотня лет прошла! Не, Люмьеры были «до того». Уже творили Пудовкин, Эйзенштейн, да и на Западе было много чего. Давай так! Я расскажу, а ты потом скажешь, понравилась моя история или нет, ладно? Принеси пепельницу с кухни. Даааааа.... Был, примерно, сентябрь 1910 года. Работал я тапёром в кинотеатре "Иллюзион" - сейчас там районная прокуратура. Было мне 32, я был полон сил и пуст материально...
Подробнее

Белый алабай

Неся с собой терпкий запах человеческого жилья и овечьих отар, весенний ветер шелестел в разбросанных островках бурой после зимы степной травы, завывал в редких зарослях кустарника. Срываясь резкими порывами, крутил над землей прошлогоднюю пожухлую листву, отжившие, высохшие соцветия, отдавшие почве семена новой жизни. Свернувшись клубком, и укрыв морду хвостом, молодой волк спал в своей лёжке после первой удачной, самостоятельной охоты, в которой он добыл и едва уволок годовалую овцу.
Подробнее

Оля

Мы играли с Олей в "классики", в "крестики-нолики" и в разные придуманные ею самой развлекалки. Она была замечательной выдумщицей, всегда умея меня убедить, что только один раз можно нарушать обусловленные правила. Разумеется, их всегда нарушала сама. Я был заворожен ее звонким смехом, темно-зелеными с длинными, пушистыми ресницами глазами, веселыми ямочками на щеках и готов был простить лисе любые хитрости, лишь бы эти игры никогда не кончались.
Подробнее

Демиуржий подарок. Фанфик. Ч. 1 - Стон

Пролог 
Его не будет. Ибо фантазии автора явно не хватает, чтобы придумать, чем всё может закончиться и в какие дебри бесконечной Вселенной и не менее бесконечных возможностей сознания завести.  А то, что всё описанное ниже – плод той же недоразвитой фантазии, не вызывает ни тени сомнения. Ну, по крайней мере, у автора. Хотя начало всей истории было вполне реальным, не сказать – банальным...
Подробнее

Калейдоскоп. Цветное.

…Подперев голову рукой, она сидела в детской и слушала, как сопят во сне сыновья. Всё о чём в жизни мечтает любая женщина, состоялось. Почти. Картинка счастья, которую она рисовала в своём воображении долгие годы, сложилось, как в детском калейдоскопе — игрушке, каких сейчас, наверное, не выпускают. Замужество, мальчишки, достаток в благополучной европейской стране. Рисунок был такой красивый, что по закону жанра не мог удержаться в сохранности слишком долго — видно у Бога дрогнула рука, и из картинки стали выпадать детали, она стала неполной.
Подробнее

Торговая, Бидструп и скворцы

Жил-был в прошлом веке некий Херлуф Бидструп – датский художник-карикатурист. И вдобавок – убежденный коммунист. В силу последнего обстоятельства альбомы с рисунками Бидструпа издавали в СССР огромными тиражами — как же, ведь он был «прогрессивным художником, обличающим язвы и пороки капиталистического общества»! Он обличал вышеупомянутые «каки» так активно, что получил за это Ленинскую премию и орден трудового красного знамени. Параллельно с ним творил и другой западный коммунист-карикатурист...
Подробнее

Шалость

Родилась я в Вологодской области, не первой красавицей на деревне и не последней, а обычной девочкой русских просторов, с горящим сердцем и яркими, слегка раскосыми глазами. Моему появлению на свет обрадовались все: и моя добрая мама, и бабушки с дедами, и даже папа, мечтавший о мальчике. У него потом народилось аж трое сыновей, и я их, шалопаев, пестовала, не переставая быть папиной любимицей, потому что родилась для любви и с самого рождения об этом знала.
Подробнее

Сладкая каша на воде

Я люблю каши. Все равно, какие. Рисовую, манную, овсяную.
Мама просыпалась рано, шла на кухню варить мне кашу, и когда она была готова - начинала булькать и издавать звук «пш-ш-ш- пш-ш-ш», мама заглядывала в спальню:
- Вставай соня, твой завтрак готов.
Не заставляя себя просить дважды, я вскакивал, топал в ванную, и наспех умывшись, шел к столу.
Подробнее

Без названия

Был обычный весенний московский вечер. Хотя, нет – вечер был не совсем обычным для весны: неимоверная дневная жара, несмотря на позднее уже время, еще жила в нагретых за день стенах каменных домов и булыжной мостовой. По тротуару медленно шла немолодая женщина, державшая в правой руке тяжелую плетеную кошелку. Набегавшись за день, она заметно сутулилась, хотя причиной этой сутулости могла быть не только усталость, но и тяжесть кошелки, набитой чем бог послал.
Подробнее